Статьи Новости

«Восток или Запад» - не дилемма для России

29 октября 2016

Всякий раз, когда проходит дискуссия о развитии мировой цивилизации, вкладе конкретных стран и интеграционных объединений в решение социальных, экономических, экологических и других  проблем человечества, невольно возникает вопрос о роли и месте современной России в глобализирующемся мире, её будущем развитии.

Дискуссия по вопросам тенденций цивилизационного развития, организованная Институтом Европы РАН, стала ещё одним подтверждением  большого внимания академического сообщества к вопросу о месте России в системе координат сложных взаимоотношений центров силы  современного мира[1].

Если попытаться суммировать высказанные в ходе этой дискуссии различные точки зрения, касающиеся будущего России,  то, на мой взгляд, они сводятся, в основном, к двум подходам.

Первый подход. Россия уникальное самодостаточное государство, обладающее огромной территорией, сырьевыми ресурсами, природными богатствами, запасами полезных ископаемых, газа, нефти, крупнейшими в мире запасами пресной воды, достаточными для жизни и успешного развития многих поколений. При этом уникальность России заключается ещё в том, что она, будучи расположенной на двух континентах, и являясь носителем богатой тысячелетней истории и обладателем великого культурного наследия, синтезировавшего культурные традиции Европы и Азии, объединила вокруг себя многочисленные народы.

Сторонники этого подхода считают, что начавшиеся на постсоветском пространстве интеграционные процессы  позволят в перспективе на принципиально новой основе создать объединение государств, которое будет иметь колоссальный рынок с унифицированным законодательством, свободным передвижением капиталов, услуг и рабочей силы. Такое объединение позволит обеспечить эффективное экономическое развитие каждого из участников этого союза.

В нынешних условиях Россия, по мнению сторонников данного подхода, должна идти по пути дальнейшей  расширяющейся интеграции, формируя самостоятельный центр силы и выстраивая взаимовыгодные отношения с другими лидерами цивилизационного развития: США, Евросоюзом, Китаем и т.д. При этом Россия ни в коем случае не должна примыкать полностью ни к одному из существующих центров силы, а напротив - должна сохранить полную независимость и самостоятельность, поскольку только подобная политика может обеспечить максимальную эффективность социально-экономического развития России и обеспечить преимущества её народам.

Аргументируя справедливость такого подхода, обычно ссылаются на успехи реализации задач, которые ставилась при создании ЕврАзЭС в 2000 году. Именно логика тесного, взаимовыгодного сотрудничества, понимание общности стратегических национальных интересов привели Россию, Белоруссию и Казахстан к формированию Таможенного союза.

Достигнутый успех позволяет на данном этапе интеграционного процесса сделать следующий шаг: от Таможенного союза к Единому экономическому пространству. Ставится конкретная задача создать рынок с более чем 165 млн. потребителей, унифицировать законодательство, обеспечить свободное передвижение капиталов, услуг и рабочей силы.

Второй подход заключается в том, что поскольку Россия всегда была привержена западному типу развития, то она и должна оставаться неотъемлемой частью западного цивилизационного развития; «естественные союзники России находятся на евроатлантических просторах, а точнее - в Европе».

В подтверждение своей правоты сторонники этого подхода утверждают, что всю свою историю Россия и русская элита, считая Россию европейской державой,  равнялись исключительно на Запад, на Европу, а не на Восток. И поскольку россияне по своим историческим и культурным корням европейцы, то своё будущее они должны связывать с Европой. Не случайно, считают они, в настоящее время  56%  товарооборота России осуществляется именно с ЕС, и именно оттуда она получает 86% иностранных инвестиций.

Обосновывая преимущества западного вектора цивилизационного развития России и доказывая готовность Европы к сотрудничеству с Россией, часто приводят пример, что уже после революции, в 20-е годы, Запад активно сотрудничал с Россией, а лидеры Запада вполне положительно воспринимали большевистскую политику НЭПа, предусматривавшую предоставление Западу концессий. На Западе считали, что не будет ничего плохого, если в Россию инвестировать деньги, технологии, а взамен получать полезные ископаемые, золото, пшеницу и другие нужные товары. Так же, говорят сторонники этого подхода, должны строиться отношения с Западом в наши дни: «Мы вам сырье, вы нам технологии. Вот взаимовыгодное сотрудничество».

Роль и место России в западном варианте цивилизационного развития ёмко выражены в формуле "Россия – младшая сестра Запада"[2], которая находит своих сторонников среди значительной части российской элиты.

Заметим, что среди сторонников этого подхода существует и более радикальный взгляд на отношения России и Запада. Михаил Прохоров в 2011 году в рамках своей предвыборной кампании от имени "Правого дела" заявил, что для дальнейшего развития России «надо больше ориентироваться на Европу, войдя в «Шенген» и сменив рубль на евро».[3] Кто-то идёт ещё дальше, считая, что «статус России как стратегического союзника Евросоюза в обозримой перспективе может переформатироваться в постоянное членство. А с существенно изменившейся НАТО Россия успешно завершает переговоры о своем вступлении в альянс».[4]

Иногда для большей убедительности сторонники исключительно «европейского выбора» указывают на потенциальную угрозу для России с её низкой плотностью населения в Сибири и на Дальнем Востоке со стороны Китая.

Однако обращает на себя внимание тот факт, что многие участники дискуссии, говоря о преимуществах западного пути развития России,  практически не упоминают  США, хотя под Западом обычно принято подразумевать именно Европу и США.  Возможно, это связано с неоправдавшимися ожиданиями 90-х годов, возможно, с бесцеремонным вмешательством США во внутренние дела России того  времени, а, может быть, потому, что стало очевидным пренебрежительное отношение США к России, выраженное З.Бжезинским[5] – «Для Америки Россия слишком слаба, чтобы быть её партнёром»[6], возможно,  по  каким-то другим причинам. В любом случае, это существенный недостаток в рассуждениях о «европейском выборе России», если принять во внимание степень политического, экономического и военного влияния США на Европу.

В этой связи вполне уместно вспомнить  некоторые высказывания американских политических деятелей, а также посмотреть на отношение к постсоветской России политического истеблишмента США, в целом.

В начале 90-х в российских либеральных кругах  были широко распространены иллюзии относительно радужных перспектив российско-американских отношений. Но в США не разделяли эйфории российских либералов. Отношение к России там было совершенно иным: «Россия — побежденная держава. Она проиграла титаническую борьбу. И говорить «это была не Россия, а Советский Союз» — значит бежать от реальности. Это была Россия, названная Советским Союзом. Она бросила вызов США. Она была побеждена. Сейчас не надо подпитывать иллюзии о великодержавности России. Нужно отбить охоту к такому образу мыслей… Россия будет раздробленной и под опекой»[7] - пишет в 1997 году бывший советник по национальной безопасности президента США времён холодной войны  Бжезинский.

Многие в США, как и Бжезинский, считают, что «если Россия будет оставаться евразийским государством, будет преследовать евразийские цели, то останется имперской, а имперские традиции России надо изолировать. Мы не будем наблюдать эту ситуацию пассивным образом. Все европейские государства и Соединенные Штаты должны стать единым фронтом в их отношении к России».[8]

Не следует тешить себя иллюзиями, что эти жесткие высказывания политолога не имеют ничего общего с реальной политикой США. Вот как совсем недавно отреагировала госсекретарь США Хиллари Клинтон на успехи экономической интеграции на постсоветском пространстве. «В США постараются не допустить воссоздания Советского Союза в новой версии под вывеской экономической интеграции» - заявила она в Дублине в декабре 2012 года. Как пишет Financial Times, руководитель Госдепартамента США заявила, что сейчас делаются усилия по ре-советизации региона, хотя официально это будет называться иначе, например, «Таможенным союзом», «Евразийским союзом» и что-то подобное. «Однако не будем обманываться, — сказала Клинтон. — Мы знаем, какова настоящая цель этого, и уже пытаемся проработать эффективные способы замедлить или предотвратить [интеграцию]»[9].

Не надо верить тем, кто утверждает, что это личное мнение г-жи Клинтон. Вот как в 1996 году  президент США Б. Клинтон разъяснил смысл политики США по отношению к Советскому Союзу: «Расшатав идеологические основы СССР, мы сумели бескровно вывести из войны за мировое господство государство, составляющее основную конкуренцию Америке». К этому стоит добавить слова бывшего госсекретаря США К. Пауэлла: «Россия должна забыть о том, что у нее есть какие-то интересы в республиках бывшего СССР, ибо восстановление СССР не входит в стратегические цели правительства и государства США».[10]

Так что, мы видим весьма твёрдую и чётко обозначенную политическую линию американского истеблишмента по отношению к России после распада СССР.

Получается, что евразийский вариант интеграционного развития новой России категорически не  устраивает Запад. Из Вашингтона даётся прямая установка на то, что США и Европа должны «выступать единым фронтом» против усилий России проводить самостоятельную интеграционную политику на постсоветском пространстве.

А что же в таком случае США считают приемлемым для Запада в будущем новой России? Обратимся опять к красноречивым формулировкам господина Бжезинского, предлагающего России от имени Запада «путь модернизации, европеизации и демократизации».

"Для России единственный геостратегический выбор, в результате которого она смогла бы играть реальную роль на международной арене <…> - это трансатлантическая Европа с расширяющимися ЕС и НАТО".[11]

Следом излагаются условия, на которых Европа и США примут Россию. Назовём из всего списка только два. Первое - «Отречение от имперского прошлого. <…при этом…> Наиболее важное значение имеет необходимость ясного и недвусмысленного признания Россией отдельного существования Украины, ее границ и ее национальной самобытности». Второе – «Никакой двусмысленности в отношении расширяющихся связей Европы в области политики и безопасности с Америкой. <…> Отношения сотрудничества с трансатлантическим сообществом нельзя основывать на том принципе, что по желанию России можно отказать тем демократическим государствам Европы, которые хотят стать ее составной частью».[12]

Заключает свои рассуждения о будущем России З. Бжезинский такими словами: «Только Россия, желающая принять новые реальности Европы как в экономическом, так и в геополитическом плане, сможет извлечь международные преимущества из расширяющегося трансконтинентального европейского сотрудничества в области торговли, коммуникаций, капиталовложений и образования».[13]

Без излишней деликатности  Бжезинский указывает, что «участие России в Европейском Союзе — это шаг в весьма правильном направлении. Он является предвестником дополнительных институционных связей между новой Россией и расширяющейся Европой». А заодно и объясняет почему это правильно: «в случае избрания Россией этого пути у нее уже не будет другого выбора, кроме как, в конечном счете, следовать курсом, избранным пост-Оттоманской Турцией, когда она решила отказаться от своих имперских амбиций и вступила, тщательно всё взвесив, на путь модернизации, европеизации и демократизации».[14]

Не до конца, конечно, откровенно, но, как говорится, ход мыслей понятен. Это ничем не напоминает вам призывы некоторых наших политиков-либералов к вступлению в Европейский Союз и НАТО[15] и, в частности,  планы Михаила Прохорова по вступлению в «Шенген» и евро зону?

У некоторых участников нашей дискуссии, похоже, складывается впечатление, что Россия стоит перед дилеммой: «Восток или Запад?». Кстати, к такому же выводу приходит ряд российских и зарубежных исследователей перспектив цивилизационного развития России, включая и цитируемого нами З.Бжезинского. Однако парадокс заключается в том, что дилеммы «Восток или Запад»  для России просто не существует. И вот почему.

Та часть российской политической элиты, которая выступает за интеграционные процессы на постсоветском пространстве и за евразийский путь развития, не только не исключает возможности европейского выбора, но напротив, считает сотрудничество с Западом необходимым, предлагая своё видение параметров и уровня  интеграции России с Европейским Союзом.

Отвергая в принципе вступление России в Европейский Союз как нереалистичное,[16] сторонники такого варианта развития предлагают  Европе программу совместного будущего из 5 пунктов.[17]

Кратко столь масштабные предложения можно сформулировать так:

Во - первых, создать "гармоничное сообщество экономик" от Лиссабона до Владивостока, а в будущем – зону свободной торговли.

Во – вторых, поощрить новую волну индустриализации в Европе при необходимой модернизации российской промышленности с использованием европейских технологий.

В – третьих, создать единый энергетический комплекс Европы.

В- четвертых, наладить тесное сотрудничество в сфере науки и образования.

В - пятых, достичь соглашения об отмене визового режима между РФ и странами Евросоюза.

Эти предложения не беспочвенны. Еще в 2003 году Россия и ЕС договорились о формировании общего экономического пространства, координации правил экономической деятельности без создания наднациональных структур. После создания Таможенного союза, логично полагать, что он становится участником диалога с ЕС, а в дальнейшем диалог с Европейским Союзом смог бы вести Евразийский союз. Таким образом, Европа получает сильного и полноправного союзника и  партнёра в лице участников Евразийского союза. При этом взаимовыгодная система партнерства Евразийского союза и ЕС будет способствовать формированию позитивной геополитической и геоэкономической конфигурации всего континента, а также будет иметь позитивное глобальное воздействие.

Однако, как мы видим, подходы России и Запада в вопросах сотрудничества и интеграции значительно отличаются. Становится понятно, что альтернатива всё-таки существует, но это отнюдь не дилемма «Восток – Запад». Подлинный выбор лежит в плоскости различия условий, на которых Россия готова интегрироваться с Западом и тех требований, которые выдвигает Запад к России для этой  интеграции.

Неистребимое желание Запада на протяжении всей своей истории решать собственные проблемы за счёт других заставляет внимательнее отнестись к требованиям, которые предъявляются  России. На Западе никто не скрывает, что «новый мировой порядок при гегемонии США создается против России, за счёт России и на обломках России».[18]

Фактически альтернатива, предлагаемая нам Западом, состоит в том,  сохранит ли Россия в цивилизационном развитии роль, соответствующую её геополитической истории на основе равноправного партнёрства и взаимного доверия или утратит свою идентичность и  растворится в западной цивилизации. И здесь российскому обществу предстоит принять историческое решение - готово ли оно согласиться с требованиями Запада или пойдёт по пути создания Россией собственного центра силы.

Как считает французский политолог Денни Плювинаж (Denys Pluvinage), изменения в поведении России по отношению к США и Европе в последнее время говорят о том, что страна всё-таки  считает для себя главным поиск нового, собственного пути. Если в 90-е годы Москва пыталась найти примеры для подражания и партнеров на Западе, то в США она встретилась с отношением к себе как к бедной родственнице, а в Европе она натолкнулась лишь на снисходительность и стремление вмешаться в свои внутренние дела.[19]

Похоже, что Европа  до сих пор так и не поняла огромных, а возможно и спасительных для себя, перспектив в равноправном сотрудничестве с Россией. По крайней мере, об этом говорят многие действия как европейских стран, так и Европейского Союза.

Европа постоянно пытается поучать Россию по всем поводам и без поводов.[20] Запад  постоянно от России чего-то требует –  то отменить запрет на импорт живого скота из ЕС и пошлины на утилизацию импортных автомобилей, то отменить преференции для российских компаний в области государственных закупок, то снизить цены на газ,  то упростить процедуру поставки древесины на экспорт, то чего-то ещё.

Еврокомиссия продолжает настаивать на принятии Россией «Третьего энергопакета», который  в России не без оснований считают документом, направленным против российского концерна «Газпром» - главного поставщика трубопроводного газа в Европу. При этом в Европе стараются не вспоминать, например, что США и Германия практически сорвали сделку по покупке «Opel» российско-канадским объединением «Magna-Сбербанк».  Возможно, это решение «General Motors» было принято именно потому, что у аффилированного с «Магной» Горьковского автозавода с этой сделкой были связаны надежды на возрождение производства и  расширение своей производственной гаммы за счёт локализации опелевских моделей, а США и Германия как раз этого-то и не хотели.

Со стороны Европы пока не видно шагов навстречу России по предложенной программе экономического и гуманитарного сближения. Европа фактически отказывается от безвизового режима с Россией, который помимо облегчения гуманитарных обменов мог бы снять ряд преград для развития малого и среднего бизнеса и позволить эффективно бороться с нелегальной миграцией, наркотрафиком, организованной преступностью и терроризмом.

В выступлениях сторонников «европейского выбора» России, участвующих в дискуссии о цивилизационном пути развития нашей страны, хотелось бы услышать, за какой вариант интеграции с Западом они выступают. Было бы также интересно узнать больше аргументов, говорящих о встречных шагах Европы в направлении  развития сотрудничества, доказательств того, что Европа видит в России полноправного партнёра, а не сырьевую базу.

Вместе с тем, при всех существующих трудностях диалога России с Западом, в частности с Европой,  анализ состояния современного российского общества даёт основания полагать, что  Россия будет продолжать своё развитие в глобализирующемся мире на основе универсальных интеграционных принципов, а также продолжит стремиться к созданию  Евразийского союза, исходя из того,  что он станет неотъемлемой частью Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и рыночных законов.

­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­


[1] См., например, «Перемены в Европе: возможны ли альтернативные модели». – М. : Ин-т Европы РАН: Рус. Сувенир, 2012. – 124 с. – (Доклады Института Европы – № 286)

[2] http://trueinform.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=9822

[3] http://www.interfax.ru/ 11 августа 2011 г., 20:24

[4] Доклад «Россия XXI века: образ желаемого завтра». Авторы доклады - эксперты ИНСОРа:  А. Гольц , Е. Гонтмахер, Л. Григорьев, С. Кулик, Б.Макаренко, Н. Масленников, С. Плаксин, А. Рубцов, Е. Шаталова, И. Юргенс. http://rosglobal.polpred.com/upload/pdf/Obraz_gel_zavtra.pdf

[5] Бжезинский З. — консультант Центра стратегических и международных исследований, профессор американской внешней политики в Школе современных международных исследований Пола Нитце при

Университете Джона Хопкинса, член совета директоров «Национального фонда  поддержки демократии», организации «Freedom House», «Трехсторонней комиссии», «Американской академии гуманитарных и естественных наук», сопредседатель «Американского комитета за мир в Чечне» и др.

См. также Бжезинский: who is who? // <http://www. erudition.ru/referat/printref/id. 51404_1.html>.

[6] Бжезинский З. «Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы». М. Международные отношения, 1999. С. 143

[7] Бжезинский З. «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство»  М., Межд. отн., 2010 г., стр. 127

[8] Brzezinsky Z. The Premature Partnership. — Foreign Affairs, vol. 73, № 2, March/April 1994, p. 67-82

[9] http://www.ft.com/cms/s/0/a5b15b14-3fcf-11e2-9f71-00144feabdc0.html#axzz2IVJR4MJa

[10] Якунин В.И., Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С. Новые технологии борьбы с российской государственностью. Монография —  М.: Научный эксперт, 2009. — 424 с.

[11] Бжезинский З. «Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы». М. Международные отношения, 1999. С. 142 - 143

[12] Бжезинский З. «Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы». М. Международные отношения, 1999. С. 143 - 144

[13] Ibid.

[14] Ibid.

[15] См., например, доклад «Россия XXI века: образ желаемого завтра». Авторы доклады - эксперты ИНСОРа:  А. Гольц , Е. Гонтмахер, Л. Григорьев, С. Кулик, Б.Макаренко, Н. Масленников, С. Плаксин, А. Рубцов, Е. Шаталова, И. Юргенс. http://rosglobal.polpred.com/upload/pdf/Obraz_gel_zavtra.pdf

[16] http://ria.ru/politics/20121025/906794981.html

[17] Эта программа была подробно изложена в 2010 году в статье В.Путина  в немецкой газете Suddeutsche Zeitung. http://top.rbc.ru/politics/25/11/2010/504804.shtml

[18] Бжезинский З. «Выбор. Мировое господство или глобальное лидерство». М., Международные отношения, 2010 г., стр. 127

[19] http://www.agoravox.fr/actualites/international/article/la-russie-tourne-une-page-125332

[20] См., например, Резолюцию Бундестага по российско-германским отношениям (документ 17/11327 17-го созыва 06.11.2012) http://russkoepole.de/index.php?option=com_content&view=article&id=915%3Abundestag-resol&catid=1%3Alatest-news&Itemid=18&lang=ru

 

 

Комментарии 2

<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
[quote=Анатолий Канунников]Вместе с тем, при всех существующих трудностях диалога России с Западом, в частности с Европой,  анализ состояния современного российского общества даёт основания полагать, что  Россия будет продолжать своё развитие в глобализирующемся мире на основе универсальных интеграционных принципов, а также продолжит стремиться к созданию  Евразийского союза, исходя из того,  что он станет неотъемлемой частью Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и <strong>рыночных законов</strong>.[/quote]
</p>
<p>
<strong>В чём я сильно сомневаюсь</strong>
</p>
<p>
 
</p>
<p>
[quote=Анатолий Канунников]<em>Второй подход </em>заключается в том, что поскольку Россия всегда была привержена западному типу развития, то она и должна оставаться неотъемлемой частью западного цивилизационного развития; «естественные союзники России находятся на евроатлантических просторах, а точнее - в Европе».[/quote]
</p>
<p>
<strong>Очень скользкая аргументация!</strong>
</p>
<p>
Автор математической модели развития общества
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
[quote=Анатолий Канунников]Вместе с тем, при всех существующих трудностях диалога России с Западом, в частности с Европой,  анализ состояния современного российского общества даёт основания полагать, что  Россия будет продолжать своё развитие в глобализирующемся мире на основе универсальных интеграционных принципов, а также продолжит стремиться к созданию  Евразийского союза, исходя из того,  что он станет неотъемлемой частью Большой Европы, объединенной едиными ценностями свободы, демократии и <strong>рыночных законов</strong>.[/quote]
</p>
<p>
<strong>В чём я сильно сомневаюсь</strong>
</p>
<p>
 
</p>
<p>
[quote=Анатолий Канунников]<em>Второй подход </em>заключается в том, что поскольку Россия всегда была привержена западному типу развития, то она и должна оставаться неотъемлемой частью западного цивилизационного развития; «естественные союзники России находятся на евроатлантических просторах, а точнее - в Европе».[/quote]
</p>
<p>
<strong>Очень скользкая аргументация!</strong>
</p>
<p>
Автор математической модели развития общества
</p>