В Уфе на подмостках татарского театра разразился межнациональный скандал

На известном в Башкирии «Сайте традиционалистов Башкортостана «РБ-XXI век» размещена статья «Постановочный скандал», получившая в информационном пространстве республики большой резонанс. Редакция журнала «Политическое образование» решила ознакомить своих читателей с этой статьей и одновременно обратилось с просьбой к одному из редакторов сайта Азату Бердину дополнительно ее прокомментировать.

Ниже приводим текст комментария Азата Бердина и упомянутую статью.

Комментарий:

Фактическая сторона конфликта в действительности заключалась в следующем. 19 марта 2014 г. на гастролях в столице Башкортостана в великолепном татарском театре «Нур», построенном еще при М.Г.Рахимове для наиболее знаковых татарских постановок, труппа из Альметьевска (Татарстан) ставила спектакль «Смелые девушки». По жанру это – типичная антимусульманская сатира, агитка 1939 года. Сюжет комедии Тази Гиззата, классика татарской драматургии – история о девушках-сиротках, которые убегают от голода и бедности в город. Здесь они узнают, что хозяйка хочет продать их в публичный дом, и сбегают от хозяйки. Они переодеваются в мужскую одежду и поступают в соседнее медресе учиться. Девушкам приходится преодолевать много трудностей, попадая в смешные и опасные ситуации.

Среди персонажей, а именно шакирдов (учеников) медресе значится башкирский шакирд Исянбай, причем по тексту Тази Гиззата его национальность не подчеркивается, как обстоятельство, совершенно малозначимое для сюжета;  хотя и не игнорируется – Исянбай, например, играет на курае. В постановке татарстанских гостей башкирское происхождение персонажа визуально выделено – он ходит в башкирской одежде, меховой шапке-малахае, за поясом кинжал.

Скандал разразился из-за следующей сцены. Мударис (учитель) случайно перехватил письмо башкирского шакирда домой, в котором этот шакирд рассказывает о тупости и невежестве самого мудариса. И вот здесь, по утверждению возмущенных очевидцев, актеры ввернули шокирующее новшество: обзывая шакирда – «вшивый, вонючий» и т.д., мударис добавляет не упоминавшийся в оригинале сцены этноним: башкорт. А потом вполне по сценарию бьет его плетью. В оригинале же, обзывая шакирда, мударис о его национальности не упоминал – в этом упоминании и была отсебятина актера (или постановки), искажение смысла, из-за которого скандал. В контексте пьесы и без акцентации на национальности (по сюжету автора, повторяю, ее не было, она в эпизоде по оригиналу совершенно неважна – точно так же мударис обзывает и шакирдов-татар) это вполне в логике сюжета и не имело никакой конфликтной подоплеки.

Но с хамским экспромтом, вырвавшим сценку из контекста, воспринималось, что учитель-татарин безнаказанно лупит башкира и поносит именно как башкира. Возмущенные таким нововведением, некоторые зрители вышли из зала, и разразился скандал.

Последовала не только общественная, но и официальная реакция, в связи с которой гастроли Альметьевского театра как нарушившего этические нормы в Республике Башкортостан были прерваны, и труппа уехала в РТ (спектакль был первым из пяти запланированных в Уфе).

Крайне провокационной была реакция прессы, не просто раздувшей конфликт, а ложно передававшей его. Журналисты принялись выдумывать провокационные подробности, тиражируя, например: «Подробности инцидента пока не раскрываются, но, можно предположить, что недовольство вызвала сцена, когда татарский врач указывает башкирскому шакирду на необходимость тщательнее соблюдать гигиену». Как заметил блогер Solokso, «кажется, по этой истории можно изучать приемы манипуляции общественным мнением. Разумеется, никакого врача среди действующих лиц пьесы нет, как нет и рекомендаций кому бы то ни было соблюдать гигиену». http://solokso.livejournal.com/41220.html#comments

Зам.министра культуры РТ была вынуждена извиниться. «— Мы считаем своим долгом принести извинения в адрес всех тех зрителей, чьи национальные чувства или эмоции были задеты, — сказала журналистам первый заместитель министра культуры Республики Татарстан Ирада Аюпова. — Я искренне заявляю, что мы никоим образом не хотели обидеть сидящих в зале. Мы принимаем критику в наш адрес, будем работать в этом направлении. По словам Ирады Аюповой, в связи с инцидентом будут сделаны соответствующие выводы, касающиеся прежде всего «предварительного согласования с принимающей стороной для учета особенностей менталитета, восприятия той или иной информации». Кроме того, последуют «оргвыводы в отношении руководителя театра». http://www.minkult-rb.ru/news/5/4974/

По заявлению главы Башкортостана Р.З.Хамитова, извинился даже Президент РТ Рустем Минниханов. Сама же администрация театра из Альметьевска заявила, якобы им извиняться не за что, ибо проведенная ими в РТ аудио-экспертиза подтвердила, что слов, отсутствующих в тексте (т.е. упоминания национальности персонажа при ругани) не было и нахально поблагодарила башкир за рекламу.

Еще одно пояснение. Года три назад такую глупость, во-первых, просто не допустили бы, во-вторых, она была бы замята с жесткими оргвыводами на стадии зарождения и уровне администрации театра, в-третьих, воспринималась бы много снисходительнее и презрительнее, - обидчивость вообще несвойственна башкирам. О причинах этого инцидента, мне уже приходилось писать отдельно, и вообще происшествие получило широкий резонанс в местной печати.

Азат Бердин

ПОСТАНОВОЧНЫЙ СКАНДАЛ

Меня просили высказать свое мнение по конфликту вокруг скандальной постановки гастрольной труппы из Альметьевска в главном татарском театре Башкортостана «Нур». Сюжет конфликта можно проследить по ссылке, о нем уже отчитались все СМИ и повторяться нет необходимости. Я думал, что конфликт уже замяли, но, судя по настойчивым запросам, это все еще не так. И мне кажется, что сами эти запросы, сама реакция дают больший материала для размышлений, чем собственно злополучный инцидент.

Здесь интересен не сам повод для скандала – некрасивый, конечно, но какой-то странный, а неожиданно резкая реакция на него. Реагируют люди спокойные и умные: ясно, что дело не в инциденте в татарском театре Уфы: люди бессознательно (либо осознанно) ищут только повода. Ситуация, совершенно нехарактерная для башкиро-татарских отношений. Дело в том, что виктимность, т.е. постоянное ожидание и даже поиск обид, для башкирского национального сознания, обычно добродушного и наивно самодовольного, в целом не характерна, она настойчиво культивировалась именно в татарском национальном проекте.

Пример навскидку: несколько лет назад башкиры были изумлены широко рекламировавшейся на татаристских сайтах книжкой одного писателя, который скрупулезно собрал все иронические, издевательские и просто негативные башкирские пословицы и поговорки вековой и более давности, которые, по мнению автора, адресованы татарам. Столь странное занятие вызывало ироническое недоумение у башкир – а у татарских националистов воспринималось без тени юмора. Со слезливой реакцию на означенных ресурсах: разве татары так выражались о башкирах? Как правило, возмущались прямо под собственными занудными филиппиками против башкир, РБ и т.п. Помню истерическую реакцию на свою книжку «Джихад татарского народа» - где, естественно, ни одного плохого слова о братьях татарах, но развенчиваются некоторые мемы татаризма. Как заметил один русский политолог: национальное соперниченство башкир и татар похоже на споры «хохлов» и «москалей», причем с удивлением констатируя: менее многочисленные башкиры в них по характеру в споре занимают позицию «русских», а татары – «украинцев». Поэтому резкая реакция башкир была необычна.

Главный урок конфликта, считаю, в следующем. Башкирская публика подготовлена к возмущению даже таким поводом, который года три назад просто презрительно не заметила бы, он был бы подавлен в зародыше и решен на уровне замов министерств культуры, в благоприятном случае – с обоснованными оргвыводами для легкомысленных театральных деятелей. Ее целенаправленно раздражают не первый год башкирофобскими вбросами в Башнете и СМИ, притом, что обе данные сферы являются объектом демонстративной опеки АП РБ.

Вне контекста

Теперь к самому инциденту. Если бы можно было посмотреть на ситуацию вне контекста, то обижаться на тупое хамство либо недоразумение, конечно, глупо.

В порядке «вредных советов» в духе Г.Остера можно было посоветовать особо обозленным башкирским товарищам поставить в ответ, например, соответствующую пьесу – причем на исторической основе, где хамоватый башкирский бай будет издеваться над татарским официантом или дворником. Детские какие-то обиды. А если серьезно, то ВНЕ контекста принципиален момент: было отступление от текста оригинала или не было.

Посмотрите на саму пьесу: в действительности для особо национально чувствительных она дает куда больше неприятных сюжетов для татарского, а не башкирского самолюбия – оно и понятно, пьеса-то о татарской жизни.

Главные героини убегают от хозяйки, которая – внимание! – желает ПРОДАТЬ их. В публичный дом! И это даже не обсуждается, это вполне обыденная реалия. Спустя полсотни лет после отмены крепостного права.

Чуть отвлекусь: у татар есть весьма здоровая черта исторического самосознания, выгодно отличающая его от русского – у них отсутствует болезненный надрыв в переживании памяти о крепостничестве. Возможно, это объясняется тем, что среди татар крепостных было мало (чаще, под властью татарских же помещиков типа Яушева или Тевкелева).

У русских эта рефлексия была необъяснимо тяжелой. Я не говорю про глупые выискивания «комплекса раба» - спустя столетия после ликвидации этого института в стране, таковой комплекс помещается, как правило, в самой голове обличающих и выдавливающих. Он зависит не от истории и национальности, а по определению Аристотеля: «Раб по природе есть тот, кто имеет достаточно рассудка, чтобы понять чужие мысли, но недостаточно, чтобы иметь свои». Но зачастую само упоминания о крепостничестве – для русской исторической памяти воспринимается как травма.

У башкир в этом сюжете ситуация, как известно, обратная: они любят подчеркивать, что ни один башкир не мог быть рабом (кроме попавших в плен (ясыр), но это уже совсем иное дело), для них этот факт - маркер и предмет гордости. Но оставим культурологический экскурс – он нужен, откровенно признаюсь, просто для отхода от эмоционального восприятия ситуации.

О показанных в постановке нравах бурсы в виде медресе я вообще молчу: очевидно, это и есть очень, очень веселая комедия. Впрочем, такие агитки были типичны для 1930-х гг., что у татар, что у башкир или, допустим, казахов. Зачем ставить именно ее, именно на эти гастроли, сказать сложно. Неужели это лучшее, чем могут соседей порадовать? Если допускать конспирологическую версию, что ради эпизодического башкирского персонажа, то остается только гордиться: какое, однако, внимание.

В контексте

Но контекст - был. Но гости выступали на гастролях, в крупнейшем татарском театре столицы братского народа. Объяснять, что такое гостеприимство, башкирам и татарам не приходится. В случае экспромта - дело именно в намерении. Которое не оправдывается ничем, кроме комплекса неполноценности затеявшего подобную выходку. Но комплексы - не оправдание. Так что возмущение инцидентом - справедливо.

В РТ артисты могли бы упражняться в подобного уровня остроумии сколько угодно. Хотя, разумеется, и там это не означало бы ничего хорошего. Но они выступали не дома. С программой, посвященной дружбе наших народов. В гостях. И при таких условиях выдать принимающей стороне этакую поганую импровизацию – вполне заслуживало обещанных зам.министром культуры РТ оргвыводов.

Извинения без извинений

Извинения зам.министра культуры РТ И.Х.Аюповой носили несколько странный характер. С одной стороны, они – необходимая часть ее профессионального долга. Естественно, совершенно не повинной в этом скандале Ираде Аюповой отнюдь не доставляло удовольствия извиняться за выходку провинциального театра: за всеми не уследишь. Думается, зам. министр Татарстана знала своих подопечных, и знала, что подобные эскапады от них вполне ожидаемы – потому и оперативно среагировала.

Татарстану подобные конфликты сейчас крайне вредны: в связи с событиями в Крыму позиции автономий РФ в целом и Татарстана в особенности могут укрепиться, над шансом ведется упорная работа, в том числе лично Рустемом Минихановым (вспомним его визит в Республику Крым).

И сам факт извинения всех принесших его должностных лиц РТ заслуживает только уважения. Но сами выражения озадачивают: если труппа, находящаяся с дружеским визитом в столице братского народа, позволила себе хамскую выходку, задевающую национальное достоинство принимающей стороны – причем здесь чей-либо «менталитет»? В этой ситуации актуален только один менталитет – порядочных людей, уважающих дружбу народов и обычай гостеприимства. Либо его отсутствие. Подобные выражения в ситуации, требовавшей предельной честности, откровенности и ясности, скорее осложняли атмосферу, вместо того, чтобы ее прояснить.

Следует отметить, что и татарскую сторону при этом конфликт никак серьезно не затронул: сами виновники скандала торжествующе заявили, что им не в чем извиняться, поскольку проведенный ими лингвистический анализ аудио-записи пьесы не выявил отклонений от оригинала.

В действительности качество аудиозаписи и деликатность конфликта требовали независимой экспертизы, каковой просто не было. Будем считать, что конфликт замяли.

Полностью доверять местным экспертизам РТ, в РБ, к сожалению, мало оснований - учитывая, что элементы этнократии в РТ бесспорно много сильнее, чем в РБ даже при прошлых президентах этих республик, а сейчас и вовсе несопоставимы. Простейший пример: антибашкирские провокации, закончившиеся в РБ судебным осуждением целой группы башкирофобов за экстремизм и разжигание межнациональной розни, на уровне «научного прикрытия» курировались в РТ на уровне АН РТ, точнее ИИ АН РТ им. Ш.Марджани, его главой проф. Д.М.Исхаковым. Это пример мелкий – но показательный. В РБ только возмущались, целенаправленной работы против РТ не велось.

Характер же режима в РТ, по мнению большинства политологов, фактически не поменялся. Конечно, ситуация и задачи, стоящие перед элитами РТ, изменились. Но конструирование татаризма велось с объектом, обладающим большой инерцией – идентичностями. Внедренные стереотипы и фобии не подчиняются текущим задачам политиков, запустивших процесс. Выпустить джинна национализма из бутылки легко.

Причины и версии

Итак, причин конфликта несколько, и они носят совершенно разноплановый характер.

Во-первых, причина в самом факте культивации татаризма как идеологии татарского национализма во всех сферах жизни РТ – настолько устоявшемся, что его неприемлемые, дошедшие до уровня привычных ксенофобских стереотипов проявления легко выплескиваются на гастролях провинциального татарстанского театра. Этот факт давно объективный и его можно только купировать. Условия для этого именно сейчас имеются: на данном этапе РТ уже совершенно не заинтересована в продолжении татаро-башкирской конфликтности, а РБ не была заинтересована никогда. Основания оставить информационную агрессию, вредящую обеим автономиям – и это перед лицом новых серьезных вызовов – и начать новый этап с конструктивного диалога – есть.

Во-вторых, показательно зачастую лживое и провокационное освещение инцидента прессой РБ. Ее реакция шла в основном в рамках «культурного садизма», по терминологии С.Г.Кара-Мурзы. Справедливость требует отметить, что ложную интерпретацию инцидента допустила и проправительственная, и оппозиционная пресса РБ.

Сюжет и спектакля, и самого конфликта, намеренно искажался: появлялись какие-то несуществующие в пьесе персонажи: учитель медресе (персонаж, кстати, отрицательный, о чем из журналистов не упомянул никто) превращался во «врача», башкирский шакирд (в действительности – положительный персонаж) в «пациента», при лицемерном выражении негодования нарушением этических норм, инцидент одновременно рисовался как можно более обидным и глупым, обрастая несуществующими подробностями.

Особенно провокационна была реакция корреспондентки ИА REGNUM Светланы Нургалеевой: конфликт уже почти замяли, но эпатажная блогерша настойчиво интересовалась, почему извинения не опубликованы на официальном сайте Министерства культуры РТ.

Между тем, пресса РБ находится, как и всегда находилась, под жестким контролем республиканских властей РБ. Изменился набор разрешенных тем, как при горбачевской перестройке, основных лозунгов и авторов, но контроль, бесспорно, остался жесткий. Связи же главы пресс-службы АП РБ Артема Валиева с ИА REGNUM никогда не скрывались. То, что именно при нем этот необычный ресурс обогатился столь эпатажным приобретением, как «Екатерина Некрасова» – наверное, просто совпадение.

Любопытна и неожиданно оперативная реакция Председателя Исполкома Курултая башкир Румиля Азнабаева. Известно, что обычно она крайне инертна, - это было одной из причин, по которой авторитет Исполкома упал практически до нуля. После скандальных «перевыборов» Румиля Азнабаева на данный пост известно, что он не просто является креатурой АП РБ, но креатурой совершенно лишенной всякой инициативы и автономии, в отличие от любого из своих предшественников. Поэтому его реакция могла диктоваться только из АП РБ (исключая, возможно, некоторые особо неуклюжие добавления и формулировки: естественные, поскольку тексты составляют сами оставшиеся служащие Исполкома).

Но именно это заявление придало новый виток конфликту – притом, что Румиль Азнабаев давно не отражает мнения башкирской общественности. Еще дальше пошел сам Р.З.Хамитов, заявив, что за хамство Альметьевского театра лично извинился сам Президент Татарстана. Конечно, позиция Р.З.Хамитова была выражена вполне правомерно. Проблема в том, что симпатий башкирского населения отдельно взятое высказывание уже не принесет.

Есть мнение, что бурная реакция СМИ на инцидент связана с настойчивым желанием правящей ныне администрации РБ провести досрочные выборы президента РБ (в 2015 г. это были бы уже выборы «башлыка»). Популярность ее подорвана непоследовательной и зачастую слабой внутренней политикой, в среде башкирского населения - тем более. Учащаются обвинения в «татаризации РБ» - и это уже серьезно, это объективный критерий конфликтности и неблагополучия в регионе. Про медиа-сферу уже упоминали, подробнее обратимся в следующих материалах; здесь нет места анализировать с этой точки зрения и кадровую политику, упомянем лишь символические назначения, знаковые для массового сознания. Во главе декоративной Общественной Палаты поставлен экс-оппозиционер и бизнесмен Рамиль Бигнов – пользовавшийся имиджем яркого татарского националиста и башкирофоба (что, кстати, не совсем верно – по типу это именно прагматичный до цинизма бизнесмен). Эта должность у него символическая – но ведь и имидж Бигнова как татариста был символическим. Так зачем? Чтобы дать побольше поводов для обвинений в татаризации Башкирии, озвученных даже экс-президентом РБ М.Г.Рахимовым? 

Известно, что попытки татаризации всегда воспринимались в Башкирии очень остро, куда острее, чем даже случаи русификации. И ничем хорошим не заканчивались. Конфликтогенность этого тренда замечал и учитывал еще В.И.Ленин.

Экс-комсомолец А.Мифтахов плохо помнит уроки Ильича? Мне кажется, зря. Именно из обостренного восприятия башкиро-татарского соперничества и появляются предположения, что подобный сомнительный «креатив» был призван отвлечь вернуть симпатии башкирской общественности. Я не сторонник конспирологии вообще, да и такая надежда была бы слишком наивной для уровня АПРБ. Поэтому обратимся к менее спорным выводам.

Выводы по теме

Главное в ситуации совсем не в том, сказал ли актер «башкырт» вместо «шакирд». А в том, что почва для таких скандалов подготовлена концептуально неверной и зачастую конфликтогенной национальной политикой республиканской власти РБ. Башкирское общество подвергается постоянным мелочным нападкам и провокациям в технике «культурного садизма», что является следствием частично легкомысленного недосмотра, частично – целенаправленных акций авантюрных политтехнологов, заверявших новую власть, якобы тем самым демонтируется некий «башнационализм». Что действительности совершенно не соответствует – скорее наоборот.

Сама доктрина провокации, выращивания русского и поощрения татарского национализма в РБ с целью противопоставления башкирскому была не только безграмотна, но и, как минимум, безответственна. На пустом месте выращивался конфликт – с наивной задачей «отвлечь» недовольных башкирских активистов от критики проблем РБ. Поджечь в доме кладовку, чтобы удалить не понравившийся скарб. Притом, что опыт последних 3 лет показал: никакой массовой поддержки правящему режиму эта авантюрная идея «разделяй и властвуй» не принесла – национализм в консервативной РБ есть поветрие маргинальной интеллигенции. А вот провоцируемые им конфликты и фобии задевают, к сожалению, очень многих. В результате недовольство властью только растет. Эффект получился не только обратный – начали насаждаться ростки конфликтности и неприязни там, где их не было. А подобные процессы, как мы знаем от столичных коллег, после крымского кризиса становятся одним из приоритетов пристального внимания и мониторинга политических и экспертных кругов Центра.

В действительности подобные конфликты не отвлекают деструктивные настроения от действий власти, а напротив, разрушают ее легитимность – в конфликтах все равно будут винить именно ее. И это справедливо – потому, что за стабильность отвечает власть.

И выход, думается, в честном отказе от авантюрных политтехнологий всеми (не говоря уже про официозные) политическими акторами республики – и жесткое пресечение их самой властью. Тем более, что в связи с событиями на Украине резко возрастут требования к соблюдению и воспитанию дружбы народов и отказу от квази-националистических манипуляций «выпуска пара» и «управляемой оппозиции».

http://rb21vek.com/clio/787-postanovochnyy-skandal.html