Украинские уроки для Башкирии. Медиасфера

После сенсационного заявления Путина накал событий на Украине, пусть на очень небольшое время, несколько сбит, и легче обсудить какие-то – пусть промежуточные, уроки. Майдан, Крым, Одесса, бои на Донбассе, Луганск, Славянск и Краматорск – события идут очень быстро, события слишком тяжкие и слишком близкие нам, говорить о них физически трудно. На таком фоне любая местная тематика кажется мелкой. Но нужно – пока есть время. На примере братской страны мы увидели, что потом его может просто не оказаться.

В том, что опасность теперь нависла над самой Россией, еще с начала Крымского кризиса никто не сомневается.

Многое нам дал опыт Крыма, наглядно доказавший преимущества российской федеративной модели, унаследованной от СССР, многое нужно пересматривать на ходу.

Кадровые перестановки и даже аресты – свидетельство реакции, которая развернулась в верхах.

Меняется и общество. Быстрая и однозначная реакция общества на «промайданное» шествие в Москве, немедленно окрещенное «Маршем предателей» показала: игры кончились. Мы не позволим превратить в Руину еще и Россию.

Что требовалось для победы Майдана? Раскол народа (на западенцев, украинцев-схидняков и русских) и раскол элит. Причем в этом расколе на умеренную прагматично-западническую и радикально-западническую элиту последняя не имеет никаких перспектив без отказа от западничества – что и показал пример Януковича. Имела бы, если бы не на словах, а на деле стала защитником традиционалистских ценностей и Юго-Востока Украины. Но, увы, это из области фантастики.

У нас, в России – совершенно то же самое. Раскол есть, непреодолимый. Не-западнические у нас – только декоративные контр-элиты, либо крипто-группы в элите действующей – и большинство народа.

Разница в том, что раскол в народе у нас все же не таков, как на Украине. За исключением Москвы – вот там «майданутых», как видим, немало. А в элите – возможно, потенциальное большинство. Которое есть ничтожное меньшинство по сравнению с традиционалистски настроенным населением страны. Потому-то Москва - не Россия.

Впрочем, Майдан, Крымский и Донбасский кризисы оттолкнули от «московского», «Болотного» Майдана целые группы населения и в Москве. Люди воочию увидели последствия Майданов. Как замечает, в частности, С.Г.Кара-Мурза, многие из тех, кто голосовал за олигарха-«губернизатора» Прохорова, после происшедшего делать этого не стали бы.

Но Украина еще раз показала: большинство (а Юго-Восток - большинство) – мало что может перед натиском злобного и сплоченного меньшинства, обладающего ресурсами СМИ и подпиткой могучего Запада (не Украины, а мира). И в случае поражения в столице отбиваться против всей захваченной государственной машины придется отнюдь не этому большинству – а только какой-то особо пассионарной кучке из него – что и видим в Луганске, Славянске, Донбассе. Это – наглядный пример. Нам опять повезло. А то уроки 1991 и 1993 быстро забыли.

Раскол элит РФ принято обозначать условно на «путинские» и «медведевские». Насколько Медведев в действительности соответствовал этому маркеру и не является ли приманкой для выявления противостоящего лагеря, «коллективного Чубайса», радикал-либералов, обсуждать здесь не будем. Важен факт: есть раскол и есть разные тренды во власти. «Медведевский» - это тренд имитации, «либерализма», возвращения к манерам перестройки с ее говорильней, кадровой чехардой, имитацией демократии и самонадеянным созданием «управляемого хаоса». Это Вам ничего не напоминает? На местном уровне. Нет-нет, мне тоже ничего. Сам Медведев может говорить все, что угодно, хоть перещеголять Путина в угрозах «бандерлогам». Но факт, который нужно помнить всегда – именно этот тренд ведет к Майданам. Это и не скрывается. А может ли себе страна это позволить без великого риска для своего суверенитета - напоминают примеры: СССР, а вот теперь – и Украины.

Разница еще и в том, что прагматичная часть элит просто в целях самосохранения себя и России – и совпадая в последнем по целям с ее народом – опирается на авторитарный режим Путина, который способен, как видим, ситуативно защищать безопасность страны. Украина на это оказалась неспособна. В любом случае, от ошибок и, как уже приходилось писать, «перекосов при установлении вертикали власти» нужно избавляться. И будут избавляться. Причем теперь - спешно.

Домашняя работа

Поможем республиканской власти провести черновую работу над ошибками.

С точки зрения внутриэлитной борьбы в РФ обычно национальные республики – фактор стабилизирующий: их элиты более цельные, «раскольники» вытесняются на обочину политической жизни. В РБ ранее так и было, даже сверх меры. Сегодня в Башкортостане раскол элит не просто налицо: помимо раскола, упомянутого выше, и характерного для всей страны, после номенклатурного переворота 2010 года местная элита просто посыпалась, пошла череда мелких и крупных разломов, склок и противостояний. К местному Майдану это, конечно, не ведет, - здесь иной расклад в народе, иные традиции и формы конфликтности. Но вот к накоплению конфликтности (включая переход ее в не подконтрольные правительству формы - этнорелигиозные, например) и ухудшению управляемости, к лепте в дестабилизацию обстановки в стране в целом - вести может.

Перейдем к более частным параллелям. В частности, одним из главных уроков Майдана является чрезвычайная опасность союза радикал-либералов с националистами. Конкретнее, в частности: с нацистскими субкультурами и футбольными ультрас.

Команда местечковых политтехнологов АП РБ также отличилась провокационными играми с русским вопросом. Мне перечислить все провинциально «креативные» игры с Собором русских РБ? Провокацию с «интервью» тогда еще Председателя Собора Русских РБ Тимофея Азарова главной в РБ газете «Единой России», его юмористические появления-исчезновения со своего поста, а когда с ними наигрались – хамским для искренне поверивших в некий «новый курс» русских патриотов назначением Председателем Собора полностью ручного официального представителя АП РБ – Виктора Пчелинцева.

Точно по той же логике на Исполкоме Курултая башкир, к великому недовольству башкирской общественности, был оставлен Румиль Азнабаев.

Но тем самым эти организации просто перестали выполнять те функции, что выполняли при Рахимове и теперь бесполезны для контроля над национальными движениями. А больше контролировать их некому, силовики занимаются этим строго по своей линии, в национальной республике это совершенно недостаточно и ненормально.

Неправильный футбол

Одесская Хатынь напомнила о новой и неожиданной опасности. Боевыми союзниками майдановцев и правого сектора (ПС) были футбольные ультрас, причем любых национальностей и во всех городах, даже фанаты «Шахтера». В России футбольные болельщики мало от украинских в этом смысле отличаются. Их боевая, радикальная часть - это особая субкультура, изначально скроенная по подобию нацистской (при общей безыдейности). Конечно, это не означает, что «спартачей» или «зенитчиков» следует запретить и не пущать – да это уже и невозможно. Но в регионах, где эта проблема толком не оформилась, наверное, логично было ее не создавать самим? Например, в Башкортостане. Даже под видом новации и креатива. И хотя бы не форматировать их в сторону, как раз и проявившуюся столь взрывным эффектом на майдане – связи с национальной тематикой. Опасность такой связи известна еще по распаду Югославии – вспомним хоть «Сербских Тигров». И вот теперь – «Одесская Хатынь».

В РБ же доморощенные криэйторы именно этим и занялись. По пришествии Хамитова был «проведен ребрендинг», с помпой развернут фан-клуб с провокационным для башкир названием «Уфимская губерния». Психологическим мотивом служило эмоциональное противостояние Р.З.Хамитова с экс-Президентом РБ М.Г.Рахимовым – соответственно, попытка наивного соперничества с давно и прочно раскрученным «рахимовским» ХК «Салават Юлаев». Возможно, ее дополняла идея создать подконтрольные новому главе РБ группы молодежи наподобие СБМ при Рахимове. Но подражание почти всегда хуже оригинала. Одновременно с пиар-кампанией вокруг ФК «Уфа» развернутый фан-клуб сразу отличившийся несколькими рассчитанными на шоковую реакцию акциями, заботливо выложенными в ютуб.

Напомним, «Уфимская губерния» - еще и экстремистский Интернет-проект, примерно в то же самое время запрещенный судом за разжигание межнациональной розни. Прямой связи между ним и новым фан-клубом не было; но название уже стало одиозным и вызывало четкие ассоциации с распространением сепаратизма карабахского типа – отделения «уездов русской губернии» от Башкортостана, - идеи, рожденной вообще-то татарскими националистами демшизовых 90-х. Проект, конечно, фантастический и маргинальный – но роль в создании и обкатывании башкирофобии он сыграл памятную и, так сказать, этапную, в соответствии со всеми канонами провокации межнациональной розни. Теперь, чтобы напомнить нам о сути подобных политтехнологий, более не нужно поминать перестройку – пример Украины перед глазами.

Первая, «мурзагуловская» команда при Хамитове предлагала уфимским футболистам несколько странноватое, но нейтральное название «Сармат», и другую концепцию для фан-клуба. При которой в нее не закладывалась потенциально политизированная составляющая. Но Мурзагулов, как известно, продержался недолго. Известно, что вопрос о провокациях «Уфимской губернии» поднимался уже после его ухода, в 2011 г. лично при Хамитове, тот соглашался со столь очевидной его постановкой и обещал принять меры. Но… в результате фан-клуб продолжал развиваться именно как типичные ультрас, под флагом «УГ». С выкладыванием в Интернет провокационных шествий с флаерами и кричалками.

Их – мало. Это – мелочь. Среди них есть вполне обычные ребята, актив подконтролен. Но когда-то и в Киеве считали ультрас, даже ПС не говоря о «Воинах Нарнии» безобидной мелочью. И СБУ при Януковиче также было уверено, что контролирует их через актив в нужном направлении...

И теперь это – мелочь, за которую в РФ спрашивают.

Дорога молодым

Немалую часть массовки Майдана, в том числе боевой (но рядовой, непрофессиональной) составили школьники и студенты. Даже иронический мем появился, «онижедети». Дикая жестокость, непонимание ответственности («война престолов!»), жизнь-онлайн и восторженный визг вокруг горящего Дома Профсоюзов, где по настоящему гибнут люди – это примета Интернет-поколения NEXT. Это не бросает тень на все поколение, это бросает тень на тех, кто детей использует. Перед мемами агрессивного этнонационализма они беззащитны.

А мы видим, как наполнение небольшому в принципе «Русскому маршу» в Уфе составили именно болельщики и «школота», плюс хорошо организованный отряд активистов РПЦ «Патриот» из Кумертау, заслуживающих отдельного разговора. (Следует отдать должное организаторам - само мероприятие прошло в смысле дисциплины и порядка образцово. Но мы - о тенденциях). Кстати, по совсем уж небольшому «Башкирскому маршу» - видел то же самое (только без ультрас) – но в возрастном плане, когда я побывал на митинге «Кук буре» (вполне на правомерном по своему поводу, который портило лишь этнонационалистическое подражание скандальным «Русским маршам»), удивило количество «онижедетей». Вывод? Плохо мы, товарищи, воспитываем нашу молодежь. Точнее, странно воспитываем. Под кого-то не того они косят. Кто у нас там за это воспитание отвечает по партийной и государственной линии? Особенно за ультрас?

Далее, сама доктрина провокации, выращивания русского национализма в РБ с целью противопоставления башкирскому была не только безграмотна и попросту глупа, но и, как видим, как минимум безответственна. На пустом месте выращивался конфликт – с наивной задачей «отвлечь» ужасных башкирских активистов от критики Р.З.Хамитова. Поджечь в доме кладовку, чтобы удалить мусор. Эффект получился не только обратный – начали насаждаться ростки конфликтности и неприязни там, где их не было. А отношение к Хамитову не только не улучшилось – оно стало куда более резким.

Интернет и медиасфера

Интересен подбор кадров для медиасферы. Инициатором и главным редактором официозного откровенно прохамитовского блога-интегратора «Три шурупа» стал откровенный губернизатор по убеждениям Сергей Гладких. Для национальной республики выбор - знаковый. Сам проект он повел креативно, убеждения грамотно не афишируя, публику не эпатируя (на то есть, например, эпатажный сайт «УЖ»), но их не скрывая, со временем все более. В блоге-интеграторе важен отбор. Он и отбирал. Самое интересное. И легализация определенных авторов, мемов и тем.

Случайностей здесь быть не могло: проект откровенно позиционировался в числе ключевых для АП РБ инструментов покорения Башблогосферы, «блогомания» Хамитова была известна. (Например, помимо блога самого Хамитова, в штате РБ немалый пост информационному обеспечению и пропаганде занимала Е.Куцуева со своим проектом «Школы блогеров», другое сообщество «102» создал назначенный Хамитовым на пост директора ИА Башинформа Шамиль Валеев).

В ИА REGNUM стараниями пресс-серетаря АП РБ Артема Валиева продвинута Светлана Нургалиева – персонаж откровенно эпатажный. Ранее - маргинальный журналист желтого «Уфимского меридиана», известность она получила как главный редактор и один из двух создателей канадского радикально-либерального, истерично антипутинского сайта «Открытая Уфа», естественно, ярого сторонника Майдана, Феликса Гансовского.

Но более – в образе патологической башкирофобки, «башкирской Новодворской», эпатажной блогерши Екатерины Некрасовой. (О том, как Светлана Анваровна публично разочаровалась в Майдане, расплевалась с «сестрой» по борьбе и, отчаянно ругаясь, торжественно попросила более не называть ее Новодворской – как-нибудь отдельно, это для жанра скорее юморески, а поводы к настоящей статье слишком серьезные). Для канадской «Открытой Уфы» она была и является, как являлась для запрещенной за экстремизм «Уфимской губернии», пожалуй, основным эксклюзивным автором.

В РБ она легализуется уже окончательно в качестве корреспондента газеты «Отечество» - когда-то известной оппозиционной М.Г.Рахимову газеты, ныне, естественно, входящей в негласный «прохамитовский пул».

Отлучать ее от Интернета, конечно, невозможно да и не нужно. Но вот продвигать и легитимировать персонажа до смешного маргинального – и, без сомнения, яркого, несущего просто невероятный запас фобий - входило в ответственность именно медиа-обслуги нынешнего АПРБ. К ним и вопросы.

Вообще, поэтапный вывод «из тени» маргинальной Интернет-публицистики радикального, «перестроечного» толка – явление знаковое, здесь мы его только обозначим.

Заметное место в Интернет-сегменте РБ занимает «Уфимский журнал» - клон и продолжение проекта «Уфимская губерния», запрещенного за экстремизм и разжигание межнациональной розни, курируемый осужденным по тем же статьям Сергеем Орловым, опять же убежденным выраженным либералом, сторонником СПС. Помню сожалеющий постинг админа УЖа, что вот, мол, киргизы оказались способны скинуть своего нехорошего руководителя, а жители Башкирии М.Г.Рахимова – нет. Если для меня с Сергеем Орловым все было ясно еще с суда над ним за разжигание межнациональной розни, то после этой заметки это стало однозначно для многих нейтральных к проекту УГ товарищей. В принципе, ниша этого издания откровенно «желтая», в этом плане он невольно полезен – создавая прочную ассоциацию радикал-либерализма с маргинальностью.

И адекватной мерой было бы просто оставить его в покое – хотя формально непонятно, как совместима работа Сергея Орлова с условным сроком ему же за разжигание межнациональной розни в Интернете.

Айрат Дильмухаметов, например, за преступление в той же сфере отсидел 3 года реального заключения, по выходу вновь подвергнут аресту (сменен, по приговору суда, арестом домашним) с заведением нового, совсем уж абсурдного дела – и жестко, эффективно огражден от подобной деятельности. Подобная избирательность мер наводит на смутные сомнения - и соответствующие им настроения.

Но суть не в этом, судьбы Дильмухаметова Орлов, по мнению самого Дильмухаметова, пока не заслужил – и с этим согласимся: им виднее. Тенденция в том, что «УЖ», наследник экстремистской «Уфимской губернии», отнюдь не «оставляют в покое», а уже открыто рекламируется - например, через ведущего муниципального канала «Вся Уфа» Эдварда Мурзина – еще одного эпатажного персонажа «оппозиции Рахимову», прославившегося требованием легализации однополых браков в РФ.

С ним соперничает Интернет-дайджест «Майдан РБ», проект опять же приписываемый человеку, засуженному по той же статье и тоже за «разжигание» в Интернете – Роберту Загрееву - правда, не бутафорски, а действительно оппозиционному местной власти. Разница еще в том, что Загреев за свои ошибки с лихвой отсидел – убеждений, конечно, не поменял, хотя дайджест стал на порядок приличнее и сам он перед законом чист. Однако, «Майдан РБ» - не авторский портал, а дайджест, и собирает материалы, реально существующие в местных масс-медиа – и этот сборник наглядно демонстрирует именно резкое нарастание дестабилизирующих сюжетов и в прессе и в жизни республики. Эпатажное, но зеркало.

Если обратимся к более респектабельному сегменту, то самым цитируемым является оппозиционный ресурс ПроУфу (в бумажном варианте в основном дублируется газетой BONUS) – сайт прорахимовский, претендующий на респектабельность, но резко враждебный Хамитову а потому заточенный опять же на критику и тем самым тоже отнюдь не способствующий легитимности власти. Конечно, давить на него не за что, ресурс этот строго подконтрольный (только, естественно, не Хамитову) команде абсолютно лояльной именно Путину. Но проблем режиму Р.З.Хамитова он доставляет немало. И является именно следствием жесткого раскола местных элит, неумения договариваться, и пока этот раскол существует – ресурсы разных ее частей во взаимной борьбе будут направлены, в том числе на общую дестабилизацию республики.

В АиФ на ниве башкирофобии активизировался ветеран перестройки в провинциальных СМИ Алексей Шушпанов. Каждая статья, интервью, заметка – на раскачивание «русского вопроса» в Башкирии. Не наигрались товарищи в перестройку и последующее безобразие, раздували, как выражается Рустем Хамитов, искорки, раздували, а они не загорались – но вот под пенсию опять с периодом повезло, позволяют доиграть. И, повторяю, всей этой команде недоигравших оперативно дают места в СМИ и на телевидении.

Первые выводы

Ситуация особенно показательна, если учесть, что именно Интернет был широко объявлен информационным приоритетом новой республиканской власти, на него выделены хорошие средства и места в структуре. Получается, за 4 года либо их использование оказалось неэффективным, либо существующее положение и является результатам данных усилий. В результате - картина, полностью соответствующая технологиям перестройки – когда при пособничестве власти вся информационная сфера работала, казалось бы, либо против нее, либо на раскачку ситуации в целом. В результате вполне легально, – но с чуткой и до поры скрываемой ответной реакцией аудитории - воспитывается русофобия и башкирофобия: якобы мягко, якобы малыми дозами, с провинциальными рассуждениями в кулуарах про «soft power». В нынешнем АП РБ научные термины наподобие «мягкой силы» или «логистического плеча» производят действие магическое, как на комдива Чапаева. Лично проверял. «Хитрая политтехнология» продвигалась под предлогом, якобы «чтобы процесс нейтрализовать, надо его возглавить». Довод негодный в условиях РБ, а уж его топорное исполнение – тем паче.

Но важно иное – тренд. На пустом месте усиленными темпами 4 года создается та же «нео-перестроечная» социокультурная среда, что подпитывала Болотные и Майданы. Среда эта потом генерирует сама себя – ранее на кухнях (где она ютилась всегда), теперь в сетях и СМИ (куда ее теперь пригласили). Она во многом искренна и бездумна, с забавной смесью революционной риторики и трусливого конформизма – но к своему, весьма безнаказанному лагерю. В нее всасываются и вполне нормальные люди.

(Например, уверен, что никто Азамату Саитову не велел приглашать упомянутого самозванца-«историка» Орлова в его передачу «Пятый угол» на БСТ – нет, сам тренд почуял и решил, в соответствии с ностальгическими идеалами гласности, выставить, так сказать, и честно разгромить. Не соображая, что опровергать таких нет смысла – их сторонники есть секта, на них не действуют любые доводы. Зато само появление на республиканском канале осужденного за поганый экстремистский проект Интернет-деятеля - легитимирует его. Со всеми мемами, которые он озвучивал, могли выступать куда более убедительные и компетентные люди. Суждения эти (переименование улиц) – очень спорные, мы с ними категорически не согласны, но спор должен вестись между равными и просто позорно привлекать к нему маргиналов. Спор должен вестись между равными, нерукопожатные же просто исключаться из дискурса, как исключаются в молодежных субкультурах «обиженные». Историки Рахимов и Хамидуллин не являются ровней самозваному историку Орлову, вот и все).

Хорошо, что у нас эта «перестроечная» среда, прозванная в Москве – «креаклами», а в Киеве – «майданутыми» не обладает сколько-нибудь массовой поддержкой и осталась маргинальной вопреки всем стараниям политтехнологов. Но мы же увидели, что очевидная, как казалось расслабленному традиционалистскому большинству на Украине, народная поддержка – не гарантия от потрясений – а они Башкортостану точно не нужны.

Но главное – ставка на «управляемое» обострение межнациональных отношений, неприемлемая сама по себе и ранее малозаметная, ныне становится неприемлемой и отслеживаемой и для центральной власти по причинам, отныне очевидно важным для самой безопасности страны.

Следовательно, необходима смена вектора информационной и национально-культурной политики РБ. Вопрос лишь в том, произойдет ли эта смена тихо, из самой Уфы, либо с разбором полетов, из Москвы. У которой сейчас хватает проблем поважнее, и лишние очень некстати.