Статьи

Системно об интеграциии

29 октября 2016

В России мигранты часто оказывались в центре политической дискуссии и повестки дня. Вспомнить хотя бы выборы мэра Москвы в 2013 году, когда оба кандидата выступили с антимигрантскими заявлениями и программами.  Сейчас из-за ситуации на Украине «проблема мигрантов» отошла на второй план, что в прочем ее не решило. К тому же качественных публикаций по теме мигрантов и интеграции практически нет. Большая часть сообщения из этой сферы - это журналистский или политический алармизм, крики о необходимости спасения русской культуры, криминогенноcти мигрантов, пороге толерантности и прочее, прочее. В своей книге д.п.н Малахов В.С. предпринял удачную попытку дать систематический научный анализ проблематики интеграции мигрантов в основном на европейском опыте.

В самом начале исследования Малахов В.С.  справедливо замечает, что выделение такой категории как мигранты методологически сомнительно. Люди, попадающие в эту категорию бесконечно отличны друг от друга.  Это и приглашенные топ-менеджера вроде Бу Андерссона и плохо образованные «гастарбайтеры».  К тому же они не осознают себя единой группой. У них нет цели конфронтации с неким гомогенным принимающим обществом. Они такие же люди как и автохтоны, хотят того же. [1]

Политолог предлагает отказаться от государствоценмтричный призмы и пойти от парадигмы транснационализма.  В нашем сегодняшнем мире пересечение границ – обыденность. Сети взаимодействия поверх национальных границ давно существуют и активно развиваются. Через эту призму мигранты - любые работники, которые трудятся не в том месте, в котором родились или выросли, будь то их родное село, родной город или родная страна.[2] Как показывают соцопросы, для коренных жителей того или иного района все приезжие (включая сограждан) будут мигрантами.

Автор рассказывает о спорах, стоящих за понятием интеграция. Интеграцию понимают или как ассимиляцию, как культурную адаптацию или же как структурную адаптацию. Тут важно учитывать, что целостность, единства общества, интегрированного на основе общих ценностей – миф. Социальная сплочённость, утверждает макросоциолог Майкл Манн, лежит не в консенсусе по поводу ценностей, а общим пространстве конфликта. Потому стает вопрос для исследователя: интеграция во что?  К тому же среда принимающей стороны может быстро и резко меняться, создавая ситуация, когда «приезжие» лучше в нее вписываются, чем «коренные».

Также Малахов В.С. выделяет два уровня проблемы интеграция – 1) процесс, который протекает более или менее стихийно и 2) политику, осуществляемую сознательно и более или менее последовательно.  Интеграция мигрантов сейчас представляет собой непреднамеренный результат их действия. Управление же процессами интеграцией, если они вообще поддаются управлению, - обычно происходит в рамках институтов, созданных для иных целей. [3] Например, институт социальной защиты (welfare state) гораздо больше обеспечивают интеграцию, чем специально созданные для этого комиссии, министерства и агентства.   Ведомства, отвечающие за преднамеренную интеграцию, часто создают больше проблем. Так как бюрократическая машина мало приспособлена для работы со сложной социальной материей.  Например, в рамках организацией по поддержке мигрантов, созданных по признаку принадлежности к общей стране происхождения, оказывались идеологические враги, группы, отношения между которыми были очень напряженными - вроде левых и исламистов, турок и курдов.  Так что преднамеренные действия бюрократии по интеграции могут иногда давать обратный эффект.

По мнению Гарри Фримана, развивающего мысль Ясмин Сойсал, процесс интеграции мигрантов определяется взаимодействием институтов принимающего общества (рынок, право, социальная защита, культура) с одной стороны, и ожиданий мигрантов с другой.[4] То есть здесь мигранты не рассматриваются как пассивные объекты интеграции, но как реальные участники со своими интересами, целями, компетенциями.

В центральной части книги В.С. Малахов, применяя вышеобозначенный подход рассматривает общественно-политическое, нормативное и культурное измерения интеграции.  Наиболее интересными моментами, важными для понимания миграции в книге, на мой взгляд, являются следующие – процесс усвоения культуры принимающей стороны протекает быстрее в ситуации правового равенства. А также то, что интеграция происходит на низовом уровне, при широком вовлечении мигрантов жизнь местного сообщества, в том числе и политическую. Для этого в Европейских странах происходят специальные мероприятия, например, семейные чаепития, когда люди, живущие по соседству, вместе проводят время, пьют чай, узнают о проблемах друг друга. Другим проектом являются «живые библиотеке». Здесь выступает человек из проблемной среды - "библиотекарь". Библиотекарем могут быть мигранты, преступники, наркоманы, а читатели – все те, кто оказался на этой встрече.  Регионам (их властям, бизнесу, некоммерческим организациям) лучше видны конкретные проблем, связанные с притоком в регион нового населения и его взаимодействием с местным обществом. В России одной из главных общих проблем является слабость, неразвитость структур местной власти (самоуправления), что негативно сказывается не только на интеграции.

Среди факторов, наиболее препятствующих интеграции автор выделяет:

- дискриминационные практики (на рынке труда, в социальной сфере и т.д.)

- социальная незащищенность мигрантов, следствие чего является и маргинализация, которую наследуют их дети

-затрудненный доступ к гражданству

-активность расистских организаций. Это, кстати, очередной кивок в сторону слабости левого и общегражданского движения в России. В Европейских странах на одну расистскую организацию приходится десяток антирасистских.

Что надо сделать в России для успешной интеграции мигрантов в России?

1) Оздоровление трудовых отношений. То есть вывод рынка труда из серой зоны, улучшение условий труда и размера зарплат

2) плотная система правовой зашиты.

3) доступ к гражданству.  Сейчас в России процедура получения гражданства непрозрачна и отягощена коррупцией.

4) помощь в овладении русским языком.  Создавать доступные курсы, может даже в странах исхода, как то делает Германия

5) перестройка системы образования в соответствии с изменяющимися демографическими реалиями.

6)развитие системы профессионально-технического образования. У многих молодых людей из постсоветских стран, занятых на работах, не требующих высокой квалификации, есть желание пойти в подобные училища, однако возможность таковая отсутствует.

7) формирование толерантного климата.  Альтернативой толерантности является нетерпимость, которая влечет за собой агрессию и насилие. [5]

Не следует пытаться навязать единый культурный образец для всего общества. Подобная секьюритизаця культуры от всех заимствований может привести к деградации этой культуры.  Необходимо создавать процедурные рамки, обеспечивающей взаимодействие групп с разными культурными образцами.

В книге Владимир Сергеевич показал, что мигранты не только объект усилий по интеграции, но и субъект этого процесса. Пожалуй, главный вывод, который должны понять все, как чиновники, так и мы, простые смертные -  проблематику интеграции нельзя вырвать из контекста социальных отношений.[6]   Мигрантсткие проблемы – отражение противоречий, раздирающих современные общества – проблем занятости, преступности, наркомании и так далее.  Когда люди принимают решение переезжать в новую страну, обычно предполагается, что они будут хотеть вписаться в новую социальную среду – то есть интегрироваться. Когда говорят, что группы мигрантов не интегрируются, потому что они по природе отличные то, надо понимать, за этими словами стоит или сознательное стремление нагнетать антиэмигрантскую обстановку или банальное непонимание ситуации.    

И еще один вывод – не преувеличивать роль, которую играет культура в интеграционных процессах. Успех культурной интеграции всегда обусловлен успехом социально-структурной. Бунты в Париже в 2005 году, бунты в Лондоне, Стокгольме происходят не потому что, потомки мигрантов не хотят интегрироваться, но потому что наоборот хотят быть обычными французами, шведами. Почему же тогда поднимает голову Ислам? Ислам в данном случае выступает как политическая сила, смесь идей социальной справедливости и вызова лицемерию «либерального общества», вызревшая внутри этого европейского общества, а не занесенная извне.

Книга хороша тем, что помогает снять эссенциалисткие очки национального государства, понять феномен миграция комплексно. Вопрос, будет ли властью, экспертами, простыми людьми воспринят ее посыл?  

[1] Малахов В.С. Интеграция мигрантов: Концепции и практики. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2015. С. 22

[2] Малахов В.С. Интеграция мигрантов: Концепции и практики. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2015. С. 24

[3] Малахов В.С. Интеграция мигрантов: Концепции и практики. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2015. С. 48

[4] Малахов В.С. Интеграция мигрантов: Концепции и практики. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2015. С.65

[5]  Малахов В.С. Интеграция мигрантов: Концепции и практики. М.: Фонд «Либеральная миссия», 2015. – 272с.

[6] Ibidem c.243

Комментариев пока нет