Шарлатаны просят рубля

29 октября 2016

Громким скандалом закончилось недавнее выступление спикера Госдумы Бориса Грызлова на форуме, посвященном путям модернизации и инновационного развития России Грызлов возмущался: бюрократы из Российской академии наук «многие инициативы» встречают в штыки. Больше всего досталось академической комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований, которая «берет на себя ответственность и говорит, что является лженаукой, а что - нет. Это мракобесие какое-то».

Ученые крайне удивились замечанию. А злые языки объясняют причину критики еще и тем, что Борис Грызлов под «мракобесами» имел в виду тех, кто до сих пор мешал внедрению сомнительного проекта на сотни миллиардов рублей «Чистая вода». Академик РАЕН Виктор Петрик предлагает повсеместное внедрение «чудо-фильтров». По странному стечению обстоятельств одним из патентообладателей на эти фильтры оказался… Борис Грызлов.

О работе комиссии по борьбе с лженаукой мы беседуем с членом этой комиссии доктором физико-математических наук Ростиславом Полищуком.

- Ростислав Феофанович, почему спикер Госдумы так сурово высказался о деятельности вашей комиссии?

- Борис Грызлов – политик. А политика имеет дело с миром мнений. Тогда как наука имеет дело с миром истины, которая одна для всех. Борис Вячеславович просто применил политические критерии к сфере, к которой он имеет малое отношение. Но перед истиной все равны.

- Почему спикер Госдумы так защищал Петрика?

- Я достал патенты по очистке радиоактивных отходов, выданные в 2007 году. Патентовладельцы – Борис Вячеславович Грызлов и Виктор Иванович Петрик. 11 февраля этого года по просьбе президента Российской академии наук Юрия Сергеевича Осипова была создана комиссия по проверке проектов Виктора Петрика. В марте эта комиссия должна дать объективные заключения по ним.

- Вы говорите о нескольких проектах?

- Дело в том, что Виктор Иванович Петрик в девяностые годы скупал идеи у многих бедствовавших в то время физиков – авторов проектов. И потому каждый его проект нужно проверять. Но Петрика кто-то уже стал называть современным Леонардо да Винчи! Вот выводы комиссии и дадут объективный результат.

- Если проект Петрика будет оценен положительно, то на него нужно будет потратить огромные деньги?

- Известно, что проект «Чистая вода» оценен в 15 триллионов рублей. Но науку сейчас интересует даже не денежная сторона, а сам факт объективной оценки. А потом уже можно будет делать и экономические выводы.

- Почему вообще возник этот скандал?

- В свое время Лысенко привлек на свою сторону Сталина, а Виктор Петрик привлек Бориса Грызлова. Но объективная оценка от мощи политических деятелей не зависит.

- Может статься, что Петрик окажется прав?

- По предварительным сведениям, экспертное заключение будет все-таки отрицательным.

- Борис Грызлов при упоминании о вашей комиссии произнес слова «мракобесие» и «средневековье». Как ученые восприняли их?

- Такие выпады в сторону нашей комиссии звучат уже не первый раз. Комиссия была создана по инициативе академика Виталия Гинзбурга в 1998 году. Цель ее создания – предотвращать неоправданные расходы на фальсифицированные научные исследования. Россия сейчас в переходном периоде. Вот и посыпались опять шарлатанские предложения выдать патенты на изобретенные вечные двигатели, амулеты и т. д. По существу растет именно мракобесие. А наша комиссия с ним пытается бороться. Заметьте, мы не инквизиция, а средство для установления объективной истины.

- Что же можно считать действительно мракобесием в современной науке?

- Французская академия наук еще в 1770 году запретила выдавать патенты на изобретения вечных двигателей. А у нас до сих пор такого рода патенты выдают. Нас уверяют, что есть вечные двигатели первого и второго рода. Что есть, например, теплогенераторы с КПД… более 100%. При президенте Ельцине на изучение энергии камня тратились огромные деньги.

И сам Борис Ельцин не садился в самолет до тех пор, пока экстрасенс Григорий Грабовой не «проверит» все узлы самолета.

- Как вы относитесь к нанотехнологиям и к ведомству, которое нынче возглавляет Чубайс?

- Здесь не нужно путать две вещи – нанотехнологии и ведомство Чубайса. К нанотехнологиям нужно относиться положительно, потому что рост знаний человечества есть увеличение его разрешающей способности и переход к все более мелким масштабам. Но к ведомству Чубайса я, как гражданин, отношусь неоднозначно: нацеленность верная, но прежде нужно было подготовить инфраструктуру для создания и внедрения новых технологий. Гораздо легче имитировать науку, получать за это деньги и уходить от ответственности, нежели действительно добиваться научных результатов.

- А денег на науку у нас всегда выдавали не слишком щедро - по минимуму.

- Сейчас у нас на это выделяют всего около одного процента от ВВП. Тогда как в странах с более развитой экономикой - во много раз больше.

- Между тем на нанотехнологии казна уже выдает сотни миллиардов рублей.

- Да, это так. И потому-то вновь высказываются сомнения: деньги выделены, а инфраструктуры под них не созданы.

- Есть опасность, что эти деньги уйдут налево?

- Может выйти по-разному. В том числе и так. Скажем, если вы нагреваете металлическое тело, то оно нагревается. А если вы нагреваете льдину, то она только тает, но ее температура все время остается на нуле. Вот и российским обществом энергии расходуется много, но это не всегда приводит к значимым результатам.

- На ваш взгляд, какая часть денег, выделенных из бюджета на научные изыскания, уходит на лженауку?

- У меня, конечно, далеко не вся информация на этот счет, но, по моим подсчетам, это существенная доля - около одной трети.

- Вам не кажется странным: комиссия ваша есть, а лженаука по-прежнему процветает?

- Прежде всего, хочу заметить, что комиссия наша общественная, и ее постановления не имеют юридической силы. А лженаука – это серьезная социальная болезнь. И она, увы, вполне естественна при определенных исторических условиях.

 

«Московская правда», 2010-03-15

  

Комментариев пока нет