Есть мнение

Российско-польские отношения в эпоху новой "холодной войны"

29 октября 2016

Российско-польские отношения переживают в настоящий момент - в связи с затяжным украинским кризисом и разнообразными санкциями - не лучшие времена. И некоторые – пусть очень слабые – надежды на возобновление взаимовыгодного сотрудничества связаны как со сменой руководства Республики Польша, так и с возможной корректировкой внешнеполитического курса России. Новый президент Республики Польша Анджей Себастьян Дуда вступил в должность 6 августа 2015 г. В России приход к власти кандидата от партии «Право и справедливость» вызвал поначалу определенную озабоченность. Мало того, что А.С. Дуда явно стремится к углублению сотрудничества с США (включая размещение новых американских военных баз на территории Польши) и допускает возможность отправки военнослужащих НАТО в Украину. Он последовательно критикует внешнюю политику Россию за «империализм», а внутреннюю политику нашей страны – за нарушение прав человека и «авторитаризм».

Понятно, что А.С. Дуда в любом случае продолжит поддерживать украинское правительство в его конфликте с Россией. Однако в случае победы своей партии на октябрьских парламентских выборах новый президент может оказаться, по словам бывшего президента Польши Александра Квасневского, всего лишь «орудием в руках лидера «Права и справедливость», то есть марионеткой при сильном премьер-министре Ярославе Качиньском. В этом случае российско-польский диалог накроет полномасштабная «холодная война», причем одновременно ухудшатся взаимоотношения РП с ФРГ и ЕС. Хорошо известно, что Я. Качиньский прочно стоит на радикальной антироссийской и евроскептической позиции, с которой вряд ли отступит. Если учесть, что президентом Европейского Совета с 1 декабря 2014 года является Дональд Туск, один из лидеров «Гражданской платформы», то противоборство с «брюссельской бюрократией» может принять у команды А.С. Дуды и Я. Качиньского довольно личный характер, с перенесением на европейский уровень давних претензий известных польских политических деятелей друг к другу. В ходе избирательной кампании (во время дебатов с Б. Коморовским перед вторым туром выборов 21 мая 2015 г.) А.С. Дуда заявлял, что Польша не должна входить в конфликт с Россией, так как в этом нет необходимости. С другой стороны, Дуда подчеркивал, что нет таких экономических интересов, которые бы позволили полякам как честным людям продать Украину. Напротив, Польша - как непосредственный сосед Украины - должна на европейском форуме быть своего рода адвокатом Украины. 8 сентября 2015 г. - уже в качестве президента Республики Польша - Дуда назвал главными проблемами Европейского Союза демографию, мигрантов, кризис еврозоны и украинский конфликт. Так, он заявил, что конфликт должен завершиться не заморозкой, а постоянным миром, что означает восстановление границ. Но под «восстановлением статуса кво на границе» можно понимать как возврат Луганской и Донецкой областей в украинское правовое поле, так и возвращение Республики Крым в состав Украины, а последнее совершенно неприемлемо для российской стороны. Некоторые отечественные эксперты полагают, что А.С. Дуда все же попытается выйти из-под контроля Я. Качиньского и стать самостоятельной политической фигурой, вступив в конфронтацию с его «старой гвардией» и выступив против разрастания конфликта с РФ и ЕС. Такой вариант развития событий был бы выгоден России, которая заинтересована в обновлении руководства польских традиционалистов и, в целом, в приходе во власть более молодых и прагматичных польских политиков. Действительно, уже сегодня можно найти некоторые темы, представляющие взаимный интерес для польской и российской сторон в контексте украинского кризиса. Например, новый президент Республики Польша в мягкой форме отказался принимать новых беженцев из стран Ближнего Востока, Северной Африки и Южной Азии, объяснив это тем, что в скором времени полякам придется столкнуться с наплывом украинских мигрантов, бегущих от конфликта на Донбассе. А.С. Дуда пояснил, что пока на востоке Украины продолжаются бои между «пророссийскими сепаратистами» и украинской армией, «тысячи все новых беженцев будут продолжать покидать эту страну, главным образом, в направлении Венгрии и Польши». В частности, несколько сот тысяч украинцев – по оценке А.С. Дуды - хотят бежать именно в Польшу: «В случае новой эскалации ситуации в Украине к нам как к ближайшему соседу устремится гораздо больше беженцев». Чем российская сторона могла бы помочь данной беде? Вероятно, дополнительным приемом украинских беженцев на своей территории. И вот того же 8 сентября 2015 г. премьер-министр России Д.А. Медведев подписал распоряжение об увеличении на 23 тыс. человек (со 128 055 до 151 175) квоты на выдачу разрешений на временное проживание иностранным гражданам и лицам без гражданства. При этом любопытно обоснование данного решения – оно напрямую связано с «возросшим количеством граждан Украины, вынужденно покинувших территорию своего государства, желающих проживать в России и получить для этого разрешение на временное проживание». Кроме того, А.С. Дуда неоднократно - и довольно резко - высказывался против героизации УПА-ОУН, ответственной за «геноцид» (польск. «ludobójstwo» ) поляков в годы Второй мировой войны, и, в целом, за международное осуждение деятельности украинских националистов. Следует напомнить, что еще 15 июля 2009 г. Сейм Республики Польша констатировал в своей резолюции, что ОУН и УПА осуществили антипольскую акцию — массовые убийства, имевшие характер этнической чистки и обладавшие признаками геноцида. Затем 15 июля 2013 года к 70-летию «Волынского преступления» Сейм принял новую резолюцию, где отмечалось, что преступления, совершённые ОУН и УПА, имели организованный и массовый масштаб (около 100 тыс. чел.), что придало им характер этнической чистки с признаками геноцида. При этом ряд оппозиционных партий настаивал на значительно более жёстком варианте резолюции, в котором волынские события определенно квалифицировались бы как «геноцид». Польский Институт национальной памяти издал в 2013 г. целый ряд материалов, в том числе – на электронных носителях, посвященных Волынской трагедии. И в Польше, и в Украине проводились многочисленные конференции (иногда – совместные), на которых волынские события подвергались тщательному анализу. Во всех польских школах и во многих полонийных организациях за пределами Польши прошли разнообразные мероприятия, приуроченные к 70-летию Волынского преступления. Однако в 2013 г. президентом Украины был В.Ф. Янукович, посему политкорректность часто казалась полякам излишней и волынские события широко освещались в польской прессе. На следующий год, особенно после прихода к власти в Украине П.А. Порошенко, тон высказываний в польских СМИ по поводу Волыни резко смягчился – и появились новые публикации, прославляющие тех отдельно взятых украинцев, которые на свой страх и риск укрывали и спасали поляков во время Волынской резни. Однако резко сменить тему оказалось затруднительно, ибо уже по всей Польше стояли памятники, напоминавшие о трагедии 1943-44 гг. Даже и в 2014 г. на официальные мероприятия, организованные Бюро общественного образования ИНП, регулярно приглашались «свидетели истории», поляки, пережившие Волынскую резню - и откровенно называвшие ее актом геноцида против польского народа. Таким образом, Россия и Польша могли бы – при обоюдном желании – найти общие интересы даже в ходе украинского конфликта. Разумеется, Польше не нравится «имперское» расширение России в сторону Крыма – и она вряд ли в скором времени признает данный свершившийся факт. Безусловно, в польском общественном сознании имеются устойчивые фобии относительно «российской угрозы», ибо со школьных лет у поляков формируется совершенно определенный «образ врага» (попеременно то немца, то русского), что закрепляется и «самыми важными датами истории Польши» (по версии ИНП), и многими национальными праздниками. У России также имеется День народного единства, когда активно муссируется тема освобождения Москвы от «польских интервентов». Однако по проблеме беженцев с Украины, по волынскому вопросу, а также по другим отдельным сюжетам (таким, как сохранение традиционных ценностей, противостояние дальнейшей секуляризации общественной жизни и т.п.) российское руководство вполне способно прийти к полному согласию с польским.

Комментариев пока нет