Опасные попытки "синтеза" биологии и религии. По поводу статьи В.К. Жирова о православном видении проблемы биологического разнообразия

29 октября 2016

1. Введение

История человечества свидетельствует о том, что люди не только обожествляли силы Природы, но и пытались дать им разумное (рациональное) объяснение (Рожанский, 1980). Такая диалектичность разных соотношений рационального и иррационального в мировоззрении была и будет свойственна человеку всегда: эти мировоззренческие противоположности, как и любые другие полярности природы, неразделимы, взаимопроникаемы (Савинов, 2009а). Противоречие между ними, то разрешаясь, то нарастая, движет цивилизацию. При этом отмечено, что актуализация в сознании человека иррациональных (магических, религиозных) форм мышления происходит в ситуации неопределенности и при патологии организма (Тхостов, Нелюбина, 2009).

В науке опыт ученого сделал магические, религиозные представления совершенно несущественными: научные достижения основываются на материалистическом видении мира (см. Александров и др., 2007). Именно наука придала мировоззрению людей рациональность. Но, как свидетельствует история, полного освобождения от мифологии, магии и религии не произошло – ни в античной, ни в развившейся затем западноевропейской, ни в современной науке. Основу мировоззрения многих представителей мирового научного сообщества нашего времени по-прежнему составляет деизм, то есть признание существования некой сверхъестественной силы (Бога, Высшего разума и т. п.) (Философский…, 1987).

Вот и некоторые российские ученые в условиях долгожданной свободы творчества озаботились проблемой "синтеза" науки и религии (Струминский, 1995; Корочкин, Евгеньев, 2003; Хлебосолов, 2004; Назаров, 2005; Карпачевский и др., 2006). Однако по существу они выступили против материалистического мировоззрения, за возрождение креационизма и теологизацию науки, "в условиях, когда церковь всеми силами старается активно проникнуть в школу, а научная общественность (включая руководство РАН) не оказывает этому сколь-либо серьёзного противодействия" (Гиляров, 2007, с. 508).

Например, по мнению академика В.В. Струминского (1995, с. 45), "живую материю, животный и растительный мир породила Духовная составляющая (Вселенной – А. С.), чтобы породить творчески активное человечество…". Недавно сотрудниками Геологического института РАН В.Г. Трифоновым и А.С. Караханяном (2008, с. 385) дано определение "души" живых и неживых тел как "свойства, обеспечивающего способность открытых систем к самоорганизации". А известный эволюционист В.И.Назаров (2005, с. 83), трактуя биологическую эволюцию "не по Дарвину", почему-то уверен, что "в объяснении целого ряда закономерностей и самого феномена жизни лучшие умы человечества исчерпали возможности материалистического подхода и вплотную подошли к признанию верховной власти духовной сферы", а отход от материалистического видения мира "больше не считается антинаучным".

Подобный идеалистический радикализм усугубляется попытками смешения эволюционизма и теологии. Так, в учебном пособии Е.И. Хлебосолова (2004, с. 20) содержатся идеи глобального пересмотра существующих эволюционных концепций на основе религиозного мировоззрения, предлагается "понятие эволюции в наиболее общем виде… определить как творческий процесс создания и развития мира, конечная цель которого определяется неведомым нам пока Божественным замыслом". Е.И. Хлебосолов (2004, с. 20) сетует, что "это определение эволюции не имеет в настоящее время надежных фактических оснований в науке", но, по его мнению, "может служить теоретическим фундаментом для создания новой эволюционной теории, на пороге которой стоит биология и вся современная наука". Близкие взгляды высказаны группой ученых-почвоведов (Карпачевский и др., 2006, с. 9), которые полагают, что сейчас отечественное естествознание возвращается к своим истокам, то есть к религиозным формам сознания, а "учение о биосфере как бы воскрешает образ греческого бога Пана, олицетворяющего природу, объединяющего все явления природы".

Не улучшают ситуацию и попытки некоторых ученых показать рациональность библейских толкований происхождения и развития Жизни. Примером такой работы является пособие для учителей, написанное известными генетиками Л.И. Корочкиным и М.Б. Евгеньевым (2003). Чтобы противостоять как религиозному, так и "материалистическому фанатизму" и дать отпор "атеистам всех мастей" авторы (Корочкин, Евгеньев, 2003, с. 16, 59) рекомендуют отвергнуть буквалистские толкования Библии и трактовать её положения о сотворении и развитии Жизни с научных позиций (?!).

На этом фоне возрождается в новом облике (уже вполне адекватном религиозным представлениям) гипотеза панспермии ХIХ в., то есть взгляд о внеземном происхождении Жизни (Спирин, 2007, с. 18): считается, что "мы должны принять … первые клеточные формы жизни… как творение неких неведомых нам условий и сил – творение, данное нам на Землю, а может быть и на другие планеты и тела Солнечной системы, уже в готовом виде". Последствия такого подхода, прямо или косвенно воплощенного в стратегии различных научных направлений, мне видятся далеко не радужными (в частности, весьма затратными в финансовом отношении, но отнюдь не продуктивными).

Не трудно догадаться, какое мнение может сложиться о состоянии современного естествознания вообще и об эволюционизме в частности у студентов, какое мировоззрение у них может формироваться под влиянием указанных выше взглядов. Хотя, конечно, исследователи вольны в своих суждениях и, по-видимому, невозможно убедить заслуженных ученых в том, что креационистские взгляды не способствуют развитию науки, что они могут быть привлекательны только внешне, но по существу бесплодны и лишь создают иллюзию возможности альтернативы материалистическому подходу в науке.

Абсолютизация одних и замалчивание других дарвиновских идей в господствующей синтетической теории эволюции (СТЭ), конечно, отрицательный факт (Савинов, 2009а,б). Однако справедливое неприятие отечественными философами этой пагубной традиции почему-то приводит некоторых из них и к отрицанию материалистического подхода к проблеме возникновения человеческого сознания, речи (Груздева, 2007; Павлов, 2008). Наряду с этим религиозно настроенными гуманитариями предпринимаются попытки (см. Кудрявая, 2008; Павлов, 2008) дискредитировать эволюционную биологию, представить материализм, эволюционизм и рационализм реакционными направлениями, препятствующими (?!) поддержанию нравственности в современном обществе. А недавно редколлегия научного (!) философского журнала посчитала возможным опубликовать в канун юбилея Дарвина скандальное "эссе" В.Б. Родоса (2008). В этом невежественном, хулиганском "сочинении" наряду с откровенными оскорблениями в адрес великого ученого и современных эволюционистов содержатся примитивные, мистические "откровения", в частности о том, что эволюционная теория есть "разнузданное сатанинское шарлатанство" и "разговор о Дарвине", как идейном вдохновителе (!?) марксизма, ницшеанства и фрейдизма, должен начинаться "с сатаны" (Родос, 2008, с. 89, 106). Естественно, такие, мягко говоря, антинаучные взгляды получили адекватные критические оценки биологов-материалистов (Ревушкин, 2009; Савинов, 2009в; Стегний, 2009).

Ученые, ратующие за "синтез" науки и религии, не осознают, что эти области принципиально различаются между собой (Свиридов, 1997). Во-первых, основополагающим принципом в науке считается естественная обусловленность и материальность окружающего нас мира, а религия утверждает его божественное происхождение. Во-вторых, наука основана главным образом на сомнении, критическом мышлении, а религия – на вере (догматах). В-третьих, наука, признавая сомнение (критику) в качестве основного атрибута любого исследования, все-таки полагает мир познаваемым, а религия, считая познавательные возможности человека убогими и заставляя верить в догматы, приводит к агностицизму.

Казалось бы, эти различия очевидны, особенно для людей, получивших высшее естественнонаучное образование, имеющих ученые степени и звания, вроде бы подтверждающие приверженность принципам науки, а также способности и желание следовать этим принципам, особенно при руководстве научными и учебными коллективами. Оказывается, в условиях российской действительности это не всегда так.

2. Статья В.К. Жирова "Человек и биологическое разнообразие: православный взгляд на проблему взаимоотношений"

Эта статья особенно выделяется в череде публикаций, провозглашающих иллюзорную "необходимость" перехода на антиматериалистические позиции. Если во всех подобных публикациях, за исключением антидарвиновского пасквиля В.Б. Родоса (2008), обнаруживаются лишь вкрапления антинаучных утверждений в форме бездоказательных деклараций, то статья В.К. Жирова может рассматриваться как сочинение программного характера, в котором предпринимаются попытки религиозной трансформации важнейших областей биологической науки: таксономии, охраны природы, методологии биологии и др.

Вторая особенность заключается в том, что В.К. Жиров – отнюдь не рядовой биолог, а обладатель очень высокой степени и звания (доктор биологических наук, член-корреспондент РАН), крупный администратор (директор Полярно-альпийского ботанического сада-института Кольского научного центра РАН, заведующий кафедрой геоэкологии Апатитского филиала Мурманского государственного технического университета, декан экологического факультета Кольского филиала ПетрГУ), определяющий направления деятельности ряда научных и учебных подразделений, призванных выполнять важные задачи в области экологической безопасности страны. Учитывая сказанное, представляется необходимым дать всесторонний критический анализ статьи В.К. Жирова.

Статья затрагивает многие вопросы взаимоотношений биологии и религии, но в основном посвящена критике концепции сохранения биоразнообразия, принятой в 1992 г. на Всемирной Конференции в Рио-де-Жанейро и ставшей центральной в сфере охраны природы и рационального природопользования. Излагая свои религиозные взгляды, автор пытается противопоставить научную (антихристианскую, по мнению В.К. Жирова) концепцию биоцентризма концепции христианского антропоцентризма.

Статья начинается с утверждения о том (Жиров, 2008, с. 609), что "атеизм, навязанный советскому обществу в качестве единственно возможного мировоззрения, никак не следовал из накопленного к тому времени научного опыта (!? – А.С.)". О чем же тогда свидетельствует научный опыт Ч. Дарвина, И.М. Сеченова, К.А. Тимирязева и других выдающихся ученых, которым никто атеизма не "навязывал"?

Да, история и действительность показывают, что во все времена руководители стран пытаются "навязать" населению какую-либо мировоззренческую позицию, идеологию. В СССР миллионы граждан принудительно или добровольно руководствовались атеизмом. Можно долго дискутировать о том, как это сказалось на историческом развитии России. Но одно очевидно: установление в СССР принципов светского государства в целом явилось прогрессивным шагом, одним из основных факторов, позволившим советской науке и образованию, развивавшимся на основе материалистического мировоззрения, занять в мире лидирующие позиции (см. Савинов, 2009). Чего, к сожалению, нельзя сказать о нынешней российской науке и образовании, оказавшихся в весьма сложном положении. И оно усугубляется курсом на поддержку клерикализации всех областей жизни и деятельности россиян. Видимо, такой курс следует из накопленного религиозного опыта?

Но вернемся к статье. Её автору неприятна вера большинства современных российских ученых "во всемогущество человеческого разума и порожденной им науки" (с. 609), а также то, что "большинству из них до сих пор проще поверить в созидательную роль неуправляемого эволюционного процесса, чем существование единого Автора всего существующего" (с. 610). По мнению В.К. Жирова (с. 610), "в перспективе религиозная отсталость биологов может иметь весьма негативные последствия, поскольку, благодаря современному прогрессу биотехнологий, в XXI веке эта наука имеет шансы стать одной из определяющих направление и темпы дальнейшего развития общества".

Автор сожалеет, что "до настоящего времени Церковь не располагает не только соответствующими методиками религиозного просвещения для представителей биологической и экологической наук, но даже и единой системой взглядов в отношении важнейшей проблемы взаимодействия человека с окружающей средой". Хороша же позиция столь важного органа, которому отводится грандиозная роль в формировании российского будущего, а он (орган) до сих пор не удосуживается заняться "важнейшей проблемой"! Но и ученые, оказывается, виноваты: ими (будто бы) "до сих пор не разработано вразумительное определение биологического разнообразия" (с. 610). Чтобы убедиться, что это не так, достаточно посмотреть справочную экологическую литературу (например, Снакин, 2000, с. 241).

Особенно пагубна, по мнению автора (с. 610), "эволюционная парадигма, связывающая человека с другими живыми существами", которая "будет способствовать уравниванию их прав на полноценное существование в условиях растущего дефицита природных ресурсов", "со всеми вытекающими отсюда последствиями (какими, интересно? – А.С.)". О неприятии эволюционизма В.К. Жиров заявляет в статье не раз. Такая точка зрения совершенно противоречит современным направлениям развития биологии. Вся таксономия, которую пытается "реформировать" В.К. Жиров, основана на эволюционных связях таксонов. Причем новейшие, взаимосвязанные таксономические и филогенетические разработки базируются на исследованиях в области молекулярной эволюции (см., например, Алёшин, 2009; Куприянова, 2009; Холодова, 2009).

В.К. Жиров утверждает, что "лишь христианская логика, четко разграничивающая человека, созданные им организмы и создания Творца, способна расставить все по своим местам в преддверии наступающего хаоса. Из этого следует, что уже сейчас проблема взаимоотношений человека и природы фактически перешла из биоэкологической в теологическую плоскость" (с. 610). А свою статью В.К. Жиров рассматривает как "одну из первых попыток наметить хотя бы в общих чертах подходы к теоретическим основам решения данной проблемы" (с. 610).

Читать об этих попытках (с. 610–616) скучно и утомительно, жалко потраченного времени на чтение фантастических (если не сказать хуже) рассуждений о "троичности тварного мира", роли Св. Троицы в православной и лютеранской догматике, "отражении" этой тринитарности в таксономии Линнея и т.п. Все эти рассуждения по замыслу автора должны стать основополагающими в "новой", православной "таксономии". На самом деле, ничего конструктивного, рационального автор не противопоставил (да и не мог, разумеется, противопоставить) соответствующим международным документам, регламентирующим деятельность биологов в области таксономии (см., например, Международный кодекс…, 2004; Международный кодекс…, 2009).

В.К. Жиров сомневается в необходимости сохранения максимального количества биологических видов, которые ещё есть в биосфере. Его не устраивает определение биоразнообразия, принятое в 1992 г. на Всемирной Конференции в Рио-де-Жанейро. Он противопоставляет биоцентризму христианский антропоцентризм.

Рассмотрим эти вопросы подробнее, поскольку их решение (в том или ином аспекте) определит экологическую безопасность страны, вообще судьбу человечества.

Отвергаемый В.К. Жировым биоцентризм определяется в российской биологической литературе как научный подход в природоохранном деле, ставящий превыше всего сохранение живой природы в целом (см. Снакин, 2000). Однако В.К. Жиров считает, что "биоцентрическая доктрина, пока в основном используемая различными «зелеными» организациями, критикуема не только с позиций христианства, но и других мировых традиционных религий – ислама и иудаизма, которые относительно взаимодействия человека и окружающей среды … ориентированы строго антропоцентрически". Он полагает идеологию биоцентризма несостоятельной, т.к. "с христианских позиций биоцентризм может классифицироваться как неоязычество, поскольку на философском уровне «глубинной экологии» оно предполагает мистическое взаимодействие человека со своими эволюционными предками, а соответствующие биоэтические построения уходят своими корнями в тотемические традиции древних внеписьменных культур" (с. 617).

Эта позиция автора статьи удивительна: во-первых, никто из биологов-материалистов никакой мистики в эволюционном родстве человека, например, с представителями позвоночных животных никогда не усматривал; во-вторых, соответственно, никто из упомянутых ученых в своих биоэтических воззрениях ни на какие тотемические традиции не опирался. Наоборот, мистические и им подобные взгляды всегда свойственны религиозно настроенным людям. О чем свидетельствуют, например, такие рассуждения автора статьи: "…хищничество как способ питания, а также паразитизм как своего рода ослабленная форма хищничества, являются продуктами грехопадения, а не Творения. С этой точки зрения современный растительный мир в сравнении с животным менее искажен грехопадением…" (с. 621); "по-видимому, окружающая среда завоевывалась нечистыми духами постепенно, по мере продолжающейся деградации человеческого общества" (с. 623) и т.п.

Итак, биоцентризм (а вместе с ним и гуманизм) В.К. Жиров отвергает (с. 618, 625): "В условиях России биоцентрическая этика неприемлема и не может использоваться в качестве идейной основы отношения общества к природе, рационального природопользования и сохранения биоразнообразия". Он предлагает опираться на христианский антропоцентризм.

Заметим, что просто антропоцентризм определяется как "мировоззрение и научный подход, рассматривающие все явления и отношения с позиции их значения для человека и его интересов (прежде всего в отношении других видов животных и растений)" (см. Снакин, 2000, с. 23). Нетрудно понять, что такой подход радикально суживает экологические представления человека. В результате он может решить, что ему для существования нужен некий минимум видов растений и животных, а судьба остальных может складываться как угодно, вплоть до быстрого исчезновения из экосистем. Но такой подход по существу антинаучен, поскольку каждый биологический вид возникал в биосфере закономерно и не может быть изъят из природных экосистем без ущерба для них. С другой стороны, сложно предвидеть потребности человека в геномах тех или иных биологических видов.

А В.К. Жиров выступает за христианский антропоцентризм, который "основан на представлениях о человеке как венце творения, который призван главенствовать над природой" (с. 617). При этом, по мнению В.К. Жирова, "православное отношение к природе строится на идее ее несовершенства, как продукта деградации, вызванной грехопадением" (с. 618). Исходя из этого, предлагается антропоцентрическое "совершенствование" природы путем создания ботанических садов и православной перестройки существующих особо охраняемых природных территорий (ООПТ): заповедников, заказников, национальных парков и др. Эта перестройка видится В.К. Жирову следующим образом: "Центр охраняемой территории должен включать в себя монастырь (скит), максимально приближенный по своей молитвенной деятельности к исихазму, а буферные зоны – в порядке убывания уровня охраны – монастыри общежитийского типа, в большей степени осуществляющие хозяйственную деятельность в сравнении с предыдущими. На периферии могут располагаться приходы. Таким образом, снижение уровня охраны ПТ (природных территорий – А.С.) в этой схеме сочетается с возрастанием секулярности для церковных образований. Принципиальным условием реализации этой идеи является взаимопонимание и взаимодействие Церкви, государственных структур и Российской академии наук" (с. 625). Причем внимание на таких территориях предполагается уделять главным образом растениям, поскольку растения не столь "греховны" и "среди других тварей … выделяются особой формой взаимоотношений с человеком – интимных и во многом таинственных, – попытки научного анализа которых до сих пор не увенчались успехом" (с. 619). Тем более, что "красота растений универсальна и понимается всеми, а многие животные (особенно беспозвоночные) выглядят эстетично только с точки зрения специалистов" (с. 619), "гадливое же отношение к пресмыкающимся, земноводным и многим беспозвоночным животным практически является нормой" (с. 620).

Что же, предстоит очистить ООПТ от "менее эстетичных" живых существ? А как же будут функционировать экосистемы? Ведь им необходимы и продуценты, и консументы, и редуценты, только совместно осуществляющие биотический круговорот всех элементов таблицы Менделеева, благодаря которому и сохраняется биосфера (Одум, 1975). И "антропоцентрическая" эстетика тут ни причем. Впрочем, известные каждому экологу истины, видимо, не очень заботят автора "проекта". О чем свидетельствует и отсутствие в списке литературы рассматриваемой статьи фундаментальных работ по экологии. Зато этот список насыщен трудами богословов.

Таким образом, рассуждения В.К. Жирова о "грехопадении" консументов, их меньшей эстетической значимости в свете христианского антропоцентризма закладывают основы опасной идеологии, согласно которой хищники и паразитические формы (следовательно, не только животные, но и ряд растений – росянка, омела, петров крест, а также паразитические грибы) будут рассматриваться в качестве необязательных, нежелательных элементов экологических систем. А это в корне противоречит общепризнанным в экологии концепциям. Но именно игнорирование этих концепций в процессе "окультуривания" биосферы и создало угрозу экологической катастрофы на Земле. Усугублять ситуацию будет пропаганда христианского антропоцентризма среди населения и студентов экологических специальностей вузов, которые в дальнейшем могут руководствоваться приобретенными идеологическими установками, в том числе занимая должности, позволяющие серьезно влиять на принятие решений в области экологической безопасности.

В.К. Жиров указывает, что он "имеет личный опыт деятельности…, в результате которой уже третий год на основе совместной научно-просветительской работы Полярно-альпийский ботанический сад-институт Кольского НЦ РАН (директором которого является В.К. Жиров – А. С.) взаимодействует с 6 монастырями и 2 приходами, расположенными от Кольского п-ова до Нижегородской области" (с.625).

Однако будем надеяться, что предложенный "проект" клерикализации ООПТ и рассмотренная статья так и останутся курьёзами российской истории. Этому могла бы способствовать Российская Академия Наук, присоединившаяся к европейской декларации об опасности креационизма для образования.

3. Заключение

Российская наука вместе со всем обществом переживает сложный период своего развития (Мусаелян, 2002; Гончаров, 2009). Говоря диалектически, с одной стороны, постсоветское бытие россиян во многом определяет их нынешнее сознание. С другой стороны, сознание многих российских граждан (прежде всего старшего поколения, воспитанного на идеях материализма) включает в себя не только "свежие" представления, но и элементы рационального мировоззрения, жизненного опыта. Эти рациональные составляющие мировоззрения позволяют критически оценивать окружающую действительность и поддерживать на должном уровне российское общество, науку и образование, переживающие трудные времена.

Культура России до 1917 г. столетиями формировалась преимущественно под влиянием православия, православного мироощущения и этики. Затем царское самодержавие и слившееся с ним православие пали, и несколько десятилетий развитие образования, науки и культуры в СССР происходило в условиях господства коммунистической идеологии. Одной из важных ее составляющих был атеизм, принятый миллионами советских людей добровольно. История дореволюционной и советской России есть непрерывная цепь событий, которые во многом сказываются на характере исторического развития нашей страны после 1991 г. Эволюция необратима, поэтому невозможно и не следует пытаться возродить ни коммунистическую идеологию времен СССР, ни статус православия в России до 1917 г.

Конечно, насильственное насаждение советской партноменклатурой атеизма, конъюнктурно извращенной материалистической философии закономерно вызвало неприятие у многих граждан материалистического мировоззрения, дискредитировало в их глазах диалектический материализм, вообще философию, во все времена ассоциировавшуюся с "любовью к мудрости", с основой всех ветвей познания.

Однако в утрате философией своих важных позиций в обществе, в науке повинны не только идеологические "перегибы" советского, но и постсоветского периода: если в советское время религия на государственном уровне запрещалась, а конъюнктурно искаженный диалектический материализм партноменклатура «внедряла» в науку и образование, то в постсоветский период, наоборот, мы наблюдаем клерикализацию всех областей жизни россиян, уничижение многими философами материалистической диалектики, ратующими за «ненаучность» любых философских направлений (см. Казаков, Николаев, 1999; Николаев, Зырянов, 2003; Добрускин, 2005; Гобозов, 2007; Семенов, 2007; Гринин, 2008). В результате многие россияне вслед за государственными деятелями, некоторыми учеными, в том числе философами, безосновательно стали полагать, что материалистическое мировоззрение должно уступить место идеализму, религиозному видению мира.

Такой идеологический поворот несет много опасностей (Мусаелян, 2002, С. 157, 170): во-первых, если научное мировоззрение перестанет быть определяющим духовным устоем общества, то оно будет утрачивать способность объективно отражать действительность и адекватно реагировать на происходящие события; во-вторых, "введение религии в светскую систему образования приведет к полному и окончательному ее разрушению", а "поскольку система образования, основанная на религиозной духовности, по определению, не в состоянии готовить полноценную научную смену, то результатом этого… будет также исчезновение современного научного потенциала страны – поистине «золотого фонда» нации".

Говоря об идеологических аспектах, следует отметить, что в отличие от ряда специалистов-гуманитариев (и поддерживающих их представителей естественных наук), стремящихся "переосмыслить философию" в теологическом аспекте, есть исследователи, осознающие преимущества подлинной диалектико-материалистической философии. Так, например, по мнению известного географа А.Г. Исаченко (2004), в настоящее время нет и, видимо, не предвидится ни доказательных опровержений основных положений диалектического материализма, ни альтернативных мировоззренческих систем, адекватных современному состоянию мировой науки. Законы диалектического материализма (переход количества в качество, единства и борьбы противоположностей, отрицания отрицания, спиралевидного хода исторического развития материального мира) – не плод идеологических ухищрений. Эти законы настолько глубоко вошли в методологию науки, что современные исследователи используют их как сами собой разумеющиеся (см., например, Шабалкин, Шабалкин, 2007).

Поэтому отмеченную В.К. Жировым "религиозную отсталость биологов" следует рассматривать как обнадеживающее явление. Материалистическое мировоззрение, преобладающее в среде биологов, позволит сохранить прогрессивную идеологию биоцентризма и противостоять опасным попыткам пропаганды христианского антропоцентризма и креационизма. В противовес В.К. Жирову отметим, что не дело церкви иметь методики религиозного просвещения представителей биологической и экологической наук и предлагать ученым религиозную систему взглядов в отношении важнейшей проблемы взаимодействия человека с окружающей средой. В ХХI веке монастыри не могут подменять научные биологические учреждения и являться центрами ООПТ. Не христианская логика и православный антропоцентризм, за которые ратует В.К. Жиров, а диалектико-материалистическая философия и научные достижения дадут возможность развивать новейшие технологии, модернизировать российскую экономику и преодолеть дестабилизацию социально-экологической обстановки в России (см. Казаков, Николаев, 1999; Крылова, 1999; Александров и др., 2007; Зеленов, 2007; Горохов, Сидоренко, 2008; Гончаров, 2009; Савинов, 2009а,б).

Вообще, следует напомнить о конституционном отделении церкви от государства, что не предполагает вмешательства церкви в политические, экономические, культурные процессы. Для нарождающейся новой российской цивилизации, адекватной условиям современного мира, наиболее подходит государственная идеология, отвечающая установке: "За Свободу и Справедливость, Закон и Согласие, с верой в Себя и Отечество" (Владиславлев, Ломейко, 2007). Именно с верой в Себя и Отечество, а не в какие-либо другие силы, какими бы всемогущими и таинственными они кому-то не казались. Основой такой идеологии должны быть взаимосвязанные диалектико-материалистическая философия и наука (Савинов, 2009а).

Религиозность людей в той или иной степени будет сохраняться всегда. Но стратегией прогрессивного светского государства должно быть не стимулирование религиозности, а деликатное материалистическое просвещение людей, ознакомление их с научной картиной мира. Ибо главной целью в прогрессивном развитии человечества является не усиление, а уменьшение зависимости от тайн Природы путем ее научного познания. Только рациональное и своевременное использование научных знаний будет залогом длительного и безопасного развития человеческой цивилизации.

 

Литература

Алесандров Е., Алферов Ж., Абелев Г. и др. Политика Русской православной церкви: консолидация или развал страны? Открытое письмо президенту РФ В. В. Путину. В защиту науки, № 2, с. 53-56. 2007.

Алёшин В.В. Сравнительная геномика, геносистематика и научная школа А.С. Антонова. Молекулярная биология, т. 43, № 5, с. 755-758. 2009.

Владиславлев А. П., Ломейко В. Б. Фундаментальные ценности. Стратегия России, № 8, с. 5-14. 2007.

Гиляров А.М. Ариаднина нить эволюционизма. Вестн. РАН, т. 77, № 6, с. 508-519. 2007.

Гобозов И.А. Что происходит с философией? Философия и общество, № 2, с. 5-18. 2007.

Гончаров В.П. Проблема взаимоотношений науки и религии. Философия и общество, № 2, с. 146-155. 2009.

Горохов В., Сидоренко А. Нанотехнонаука: взаимное влияние фундаментальных теорий, современного эксперимента и новейших технологий. Высшее образование в России, № 10, с. 130-143. 2008.

Гринин Л.Е. Запад есть Запад, Восток есть Восток? Философия и общество, № 3, с. 176-180. 2008.

Груздева М.Л. Феномены сознания: опыт онтологического и трансперсонального исследования. Кострома, КГУ им Н.А. Некрасова, 516 с., 2007.

Добрускин М.Е. Атеизм на "скамье подсудимых". Философия и общество, № 1, с. 16-37. 2005.

Жиров В.К. Человек и биологическое разнообразие: православный взгляд на проблему взаимоотношений. Вестник МГТУ, т. 11, № 4, с. 609-626. 2008.

Зеленов Л.А. Диалектический метод. Философия и общество, № 1, с. 5-13. 2007.

Исаченко А. Г. Теория и методология географической науки. М., Academia, 400с., 2004.

Казаков Д.Ф., Николаев И.В. В защиту научной философии (Почему России навязывают ненаучную философию?). СПб-М., "Возрожденная Россия", 254 с., 1999.

Карпачевский Л.О., Зубкова Т.А., Соколов И.А. Почвы и социальные науки. В сб.: Экология и почвы. Т. 5. Пущино, ОНТИ ПНЦ РАН, с. 5-10, 2006.

Корочкин Л.И., Евгеньев М.Б. Эволюционизм и "научный" креационизм (Книга для учителя). М., МИОО, 104 с., 2003.

Крылова И.А. Дестабилизация социально-экологической обстановки в России. Философия и общество, № 1, с. 92-115. 1999.

Кудрявая Н.В. Духовное завещание Льва Николаевича Толстого: от педагогики 60–70-х годов ХIХ в. к «науке жизни» как религиозно-нравственному учению. Alma Mater (Вестн. высш. шк.), № 11, с. 52-60. 2008.

Куприянова Н.С. Происхождение и диверсификация наземных позвоночных в свете современных данных. Молекулярная биология, т. 43, № 5, с. 882-896. 2009.

Международный кодекс ботанической номенклатуры. М; СПб.: Т-во научн. изд. КМК, 282 с., 2009.

Международный кодекс зоологической номенклатуры. М.: Т-во научн. изд. КМК, 223 с., 2004.

Мусаелян Л.А. Россия в ХХI веке: постиндустриальная цивилизация или эпоха средневековья? Философия и общество. № 4, с. 146-171. 2002.

Назаров В.И. Эволюция не по Дарвину: смена эволюционной модели. М., КомКнига, 520 с., 2005.

Николаев И.В., Зырянов Н.А. Анти-Спиркин. М.-СПб, 175 с., 2003.

Одум Ю. Основы экологии. М., Мир, 740 с., 1975.

Павлов С.Г. Происхождение языка в контексте современного научного знания. Н.Новгород, НГПУ, 180 с., 2008.

Ревушкин А.С. Почему биологи "обиделись" на философов. Вестн. Томск. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология, № 2(6), с. 199-203, 2009.

Родос В.Б. Дарвинизм. Вестн. Томск. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология, № 1(2), с. 89-119. 2008. (http://sun.tsu.ru/mminfo/000063105/phil/02/image/02-089_1.pdf)

Рожанский И. Д. Античная наука. М., Наука, 199 с., 1980.

Савинов А.Б. Материалистический эволюционизм и религия: вечная проблема сосуществования. В кн.: Эволюция: космическая, биологическая, социальная. М., URSS, «ЛИБРОКОМ», с. 128-152, 2009а. (http://rogov.zwz.ru/Macroevolution/savinov2009.doc)

Савинов А.Б. Интегративная (симбиотическая) теория эволюции (к знаменательным датам жизни и творчества Ламарка и Дарвина) В сб.: ХХIII Любищевские чтения. Современные проблемы эволюции. Ульяновск: УлГПУ, с. 113-124, 2009б. (http://rogov.zwz.ru/Macroevolution/Savinov02.doc)

Савинов А.Б. Открытое письмо редколлегии. Вестн. Томск. гос. ун-та. Философия. Социология. Политология, № 2(6), с. 194–198, 2009в. (http://sun.tsu.ru/mminfo/000063105/phil/06/image/06-194.pdf)

Свиридов В.В. Концепции современного естествознания. Значение. Происхождение. М., МГЭИ, 136 с., 1997.

Семенов В.С. Религия, ее философские основания и место в культуре и обществе. Философия и общество, № 2, с. 76-98, 2007.

Снакин В.В. Экология и охрана природы. Словарь-справочник. М., Academia, 384 с., 2000.

Спирин А.С. Когда, где и в каких условиях мог возникнуть и эволюционировать мир РНК? Палеонтол. журн. № 5, с. 11-19, 2007.

Стегний В.Н. "Обезьяньи" инсинуации. Alma Mater. Газета Томск. гос. ун-та. № 2460, с. 6-7. 2009. (http://www.almamater.tsu.ru/show_story.phtml?nom=2460&s=3760)

Струминский В.В. Как и зачем возникла жизнь на Земле и других планетах космоса. Вестн. РАН, т. 65, № 1, с. 38-51. 1995.

Трифонов В.Г., Караханян А.С. Динамика Земли и развитие общества. М., ОГИ, 436 с., 2008.

Тхостов А.Ш., Нелюбина А.С. Соотношение рационального и иррационального в обыденном сознании на примере представлений о болезни. Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология, № 1, с. 32-38, 2009.

Философский словарь. Под ред. И.Т. Фролова. М., Политиздат, 590 с., 1987.

Хлебосолов Е.И. Лекции по теории эволюции. М., УЦ "Перспектива", 264 с., 2004.

Холодова М.В. Сравнительная филогеография: молекулярные методы, экологическое осмысление. Молекулярная биология, т. 43, № 5, с. 910-917, 2009.

Шабалкин И.П., Шабалкин П.И. Определение момента перехода организма из одного периода развития в другой по количеству функционально измененных клеток. Цитология, т. 49, № 1, с. 21-25, 2007.

 

Справочная информация:

 

Эта статья была принята редакцией Вестника Мурманского гос. техн. университета, но перед сдачей в печать изъята из готовящегося номера Вестника МГТУ 2010 года по распоряжению руководства МГТУ, чтобы не допустить дискуссии по статье В.К. Жирова (Вестник МГТУ, 2008), публикация которой была признана ошибочной руководством МГТУ.

УДК 57.02:271.2

Опасные попытки "синтеза" биологии и религии. По поводу статьи В.К. Жирова о православном видении проблемы биологического разнообразия

 

А.Б. Савинов

Кафедра экологии биологического факультета Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского

Аннотация. Обсуждается проблема взаимоотношений биологии и религии на примере статьи В.К. Жирова "Человек и биоразнообразие: православный взгляд на проблему взаимоотношений". Статья этого автора рассматривается как сочинение программного характера, в котором предлагается трансформация важнейших областей биологической науки (таксономии, охраны флоры и фауны, методологии биологии и др.) с позиций христианской логики и православного антропоцентризма. Взгляды В.К. Жирова о "грехопадении" консументов, их меньшей эстетической значимости в свете христианского антропоцентризма закладывают основы опасной, антиэкологической концепции. Выражается уверенность, что материалистическое мировоззрение, преобладающее в среде биологов, позволит сохранить прогрессивную идеологию биоцентризма и поможет противостоять пропаганде христианского антропоцентризма и креационизма.

Abstract. The problem of mutual relations of biology and religion on an example of article of V.K. Zhirov "The human and a biodiversity: an orthodox sight at a problem of mutual relations" is discussed. Article of this author is considered as the composition of program character in which transformation of the major areas of a biological science (is offered to taxonomy, wildlife management, to methodology of biology, etc.) from positions of Christian logic and orthodox anthropocentrism. V.K. Zhirov's sights lay the foundation for dangerous, antiecological ideology. The confidence is expressed that the materialistic outlook prevailing among biologists, will allow to keep progressive ideology of biocentrism and to resist to dangerous attempts of propagation of Christian anthropocentrism and creationism.

 

Комментарии 8

<p>
На мой взгляд, очевидно, что воинствующий атеизм (полностью игнорирующий религиозное сознание, религиозное мировоззрение и стремящийся уничтожать их носетелей) себя полностью изжил. Это первое.
</p>
<p>
Второе: Атеистическая и научная формы сознания никуда не делись. Если научное сознание (т.е. мировоззрение, направленное на постоянное изучение окружающего мира научными методами) еще может конвергироваться с религиозным, но атеистическое нет.
</p>
<p>
В-третьих, попытки вернуть религиозному сознанию (в нашей стране, естественно, православному) лидирующие позиции в общественной жизни предпринимались и ранее. Уверен, будут они предприниматься и в будущем.
</p>
<p>
В-четвертых, надо четко понимать, что на защите интересов верующих граждан всегда стоит религиозная структура. На защите же интересов атеистов может стоять только отделенное от религии государство. Иного варианта нет.
</p>
<p>
И последнее. моя личная позииция заключается в том, что любые конфессии должны занять в общественное жизни строго отведенное законом место. Как право является "клеткой для власти", так оно же должно стать клеткой для религии как социального явления. Иначе - опять монополизм в духовной жизни, которая у нас, в России, традиционно всегда меньше, чем жизнь идеологическая.
</p>
<p>Уважаемый Сергей (извините, Вы не сообщили отчество), с интересом прочитал Ваш комментарий.
Должен сказать, что был удивлён рядом положений, высказанных Вами.
В частности, Вы почему-то пишите о «воинствующем атеизме, полностью игнорирующем религиозное сознание, религиозное мировоззрение и стремящимся уничтожать их носетелей)» ???!!!
У меня создалось впечатление, что Ваши мысли никак не сязаны с размещенными публикациями, ведь даже название одной из них говорит о проблеме СОСУЩЕСТВОВАНИЯ материалистических и религиозных подходов («Материалистический эволюционизм и религия: вечная проблема сосуществования»).
Хотелось бы узнать Вашу специальность и область профессиональных интересов.
</p>
<p>Уважаемый Сергей (извините, Вы не сообщили отчество), с интересом прочитал Ваш комментарий.
Должен сказать, что был удивлён рядом положений, высказанных Вами.
В частности, Вы почему-то пишите о «воинствующем атеизме, полностью игнорирующем религиозное сознание, религиозное мировоззрение и стремящимся уничтожать их носетелей)» ???!!!
У меня создалось впечатление, что Ваши мысли никак не сязаны с размещенными публикациями, ведь даже название одной из них говорит о проблеме СОСУЩЕСТВОВАНИЯ материалистических и религиозных подходов («Материалистический эволюционизм и религия: вечная проблема сосуществования»).
Хотелось бы узнать Вашу специальность и область професиональных интересов.</p>
<p>Дополнение к моему ответу на комментарий С.А. Мелькова.
Непонятно, почему противопоставляются атеистическая и «научная» формы сознания? Что такое вообще «научная форма сознания»? Разве среди ученых мало атеистов? Или исследователи-атеисты – это не люди науки?
Ч. Дарвин, не признававший творца, выдающийся физиолог-атеист И.М. Сеченов, выдающийся физиолог растений, атеист К.А. Тимирязев – разве не люди науки? Разве им не было свойственно «научное» сознание?
Разве только верущие учёные – учёные?
По-моему, человек науки вправе быть либо атеистом, либо верующим.
Другой вопрос: каких результатов добъётся верующий учёный и каких – учёный-атеист. Полагаю, что многие учёные-атеисты не только не уступали по результативности верующим учёным, но и нередко опережали и опережают вторых, являются основоположниками новых научных направлений, новых парадигм. Приведенные выше фамилии – тому подтверждение.
</p>
<p>
На мой взгляд, очевидно, что воинствующий атеизм (полностью игнорирующий религиозное сознание, религиозное мировоззрение и стремящийся уничтожать их носетелей) себя полностью изжил. Это первое.
</p>
<p>
Второе: Атеистическая и научная формы сознания никуда не делись. Если научное сознание (т.е. мировоззрение, направленное на постоянное изучение окружающего мира научными методами) еще может конвергироваться с религиозным, но атеистическое нет.
</p>
<p>
В-третьих, попытки вернуть религиозному сознанию (в нашей стране, естественно, православному) лидирующие позиции в общественной жизни предпринимались и ранее. Уверен, будут они предприниматься и в будущем.
</p>
<p>
В-четвертых, надо четко понимать, что на защите интересов верующих граждан всегда стоит религиозная структура. На защите же интересов атеистов может стоять только отделенное от религии государство. Иного варианта нет.
</p>
<p>
И последнее. моя личная позииция заключается в том, что любые конфессии должны занять в общественное жизни строго отведенное законом место. Как право является "клеткой для власти", так оно же должно стать клеткой для религии как социального явления. Иначе - опять монополизм в духовной жизни, которая у нас, в России, традиционно всегда меньше, чем жизнь идеологическая.
</p>
<p>Дополнение к моему ответу на комментарий С.А. Мелькова.
Непонятно, почему противопоставляются атеистическая и «научная» формы сознания? Что такое вообще «научная форма сознания»? Разве среди ученых мало атеистов? Или исследователи-атеисты – это не люди науки?
Ч. Дарвин, не признававший творца, выдающийся физиолог-атеист И.М. Сеченов, выдающийся физиолог растений, атеист К.А. Тимирязев – разве не люди науки? Разве им не было свойственно «научное» сознание?
Разве только верущие учёные – учёные?
По-моему, человек науки вправе быть либо атеистом, либо верующим.
Другой вопрос: каких результатов добъётся верующий учёный и каких – учёный-атеист. Полагаю, что многие учёные-атеисты не только не уступали по результативности верующим учёным, но и нередко опережали и опережают вторых, являются основоположниками новых научных направлений, новых парадигм. Приведенные выше фамилии – тому подтверждение.
</p>
<p>Уважаемый Сергей (извините, Вы не сообщили отчество), с интересом прочитал Ваш комментарий.
Должен сказать, что был удивлён рядом положений, высказанных Вами.
В частности, Вы почему-то пишите о «воинствующем атеизме, полностью игнорирующем религиозное сознание, религиозное мировоззрение и стремящимся уничтожать их носетелей)» ???!!!
У меня создалось впечатление, что Ваши мысли никак не сязаны с размещенными публикациями, ведь даже название одной из них говорит о проблеме СОСУЩЕСТВОВАНИЯ материалистических и религиозных подходов («Материалистический эволюционизм и религия: вечная проблема сосуществования»).
Хотелось бы узнать Вашу специальность и область професиональных интересов.</p>
<p>Уважаемый Сергей (извините, Вы не сообщили отчество), с интересом прочитал Ваш комментарий.
Должен сказать, что был удивлён рядом положений, высказанных Вами.
В частности, Вы почему-то пишите о «воинствующем атеизме, полностью игнорирующем религиозное сознание, религиозное мировоззрение и стремящимся уничтожать их носетелей)» ???!!!
У меня создалось впечатление, что Ваши мысли никак не сязаны с размещенными публикациями, ведь даже название одной из них говорит о проблеме СОСУЩЕСТВОВАНИЯ материалистических и религиозных подходов («Материалистический эволюционизм и религия: вечная проблема сосуществования»).
Хотелось бы узнать Вашу специальность и область профессиональных интересов.
</p>