Статьи

Некоторые экономические аспекты мягких факторов безопасности

29 октября 2016

В международной сфере, особенно в отношениях Россия – Евросоюз, снижается роль жёстких (военных) аспектов безопасности. Всё большее значение приобретают мягкие (невоенные) факторы, в т.ч. энергетическая, транспортная, экологическая, продовольственная и информационно-коммуникационная безопасность. Отсюда растущая необходимость более активно обсуждать с нашими партнёрами по Евросоюзу и эти аспекты, встроив их в процесс подготовки будущего Договора между РФ и ЕС.

Каждый из упомянутых выше мягких факторов может и должен рассматриваться с точки зрения взаимовыгодных интересов России и её партнёров, входящих в Евросоюз. В первую очередь, это относится к Германии, отношения с которой во многом определяют сотрудничество, с ЕС в целом, в т.ч. на уровне регионов.

Согласен с мнением И.Д. Иванова, что кооперация между РФ и ЕС до сих пор содействовала закреплению существующих в России региональных диспропорций. Примерно на десять российских субъектов, производящих одну треть ВВП, приходится основная часть внешнеэкономического оборота со странами Евросоюза. Это означает, что хозяйственное сотрудничество с ЕС, в т.ч. с Германией [1], весьма слабо сказывается на развитии других российских регионов, дающих две трети ВВП страны. В первую очередь, это касается Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Поэтому содействие росту хозяйственной привлекательности российских регионов, пока мало вовлечённых в российско-германское и российско-европейское сотрудничество, должно стать одной из приоритетных задач. Это со всей очевидностью будет способствовать укреплению роли мягких факторов безопасности.

Одним из важных направлений должна стать кооперация при использовании механизмов Standortpolitik– эффективной «штандортной политики»(политики, ориентированной на определённую территорию), которую активно проводит немецкое государство. Здесь у Германии и её федеральных земель особенно ценный опыт. Это подтверждает пример Калужской области, руководству которой удалось, используя немецкий «штандортный инструментарий», сделать свою территорию привлекательной для иностранных инвесторов.

Крупнейшим из них является концерн «Фольксваген». Буквально за несколько лет, неожиданно как для специалистов, так и для государственных чиновников, в Калуге возник автомобилестроительный комплекс, который в ближайшее время будет производить более двухсот тысяч легковых автомобилей. Сейчас, наряду с такими автомобильными гигантами как «Вольво» (грузовики) и «Пежо-Строен» (легковые машины) большой интерес к этому региону стали проявлять производители автокомплектующих изделий. Иностранные инвестиции в областную экономику пошли и в другие сферы – в машиностроение, фармацевтику, стройиндустрию, пищевую промышленность.

Позитивный опыт в области эффективной «штандортной политики» есть у Тверской и Ульяновской областей, которые недавно посетил федеральный президент Германии. Такую практику, как и опыт ФРГ и её земель (особенно Баварии) по создания высокотехнологичных инновационных кластеров, следует использовать и в других российских регионах. Они могут оказаться полезными для иннограда «Сколково», внимание к которому уже проявляют многие зарубежные, в т.ч. немецкие инвесторы.

Опыт немецкой «штандортной политики» должен использоваться и для наполнения конкретным содержанием программы «Партнёрства для модернизации», которая положена в основу нынешнего российско-европейского сотрудничества. Одной из её задач является создание благоприятных рамочных условий для отечественного и иностранного бизнеса в России [2].

Вообще, роль Германии и германских компаний в модернизации российской экономики традиционно велика. Она в полной мере проявляется и ныне. Это, в первую очередь, напрямую относится к такому мягкому фактору безопасности, как энергетическая. В сфере энергетики осуществляется ряд совместных проектов-маяков. Крупнейшим в их числе является строительство газопровода «Северный поток».

В этой связи имеет смысл  обратить внимание на последнюю (2009 г.) «Газовую директиву Евросоюза», которая призвана реформировать систему управления газовыми сетями. Несмотря на свойственный ей жёсткий регламент, Германия, как и другие страны ЕС, сохранила достаточные возможности для манёвра в этой сфере. В частности, она вправе не разрушать сложившейся схемы обмена активами между немецкими и российскими партнёрами, включая все стадии от добычи газа в России до его поставки потребителям в Германии.

Немецкие политики могли бы обратить внимание своих коллег в Брюсселе на необходимость более взвешенного подхода к системе транзитных газопроводов, как и её реформирования. Например, сделать исключение для права доступа третьим лицам к магистральным трубопроводам, и, прежде всего, вывести из этого режима их новое строительство [3].

Всё большее значение приобретает российско-германское сотрудничество в области энергоэффективности. Приступившее к работе в июле 2009 г. Российско-Немецкое энергетическое агентство (РУДЕА) уже добилось определённых успехов в области внедрения энергоэффективных технологий в жилищно-коммунальном хозяйстве, электроэнергетике, в нефте- и газодобывающих секторах, в промышленности и транспортном секторе. Тем не менее, практические результаты в этой сфере пока скромны. Они были бы ощутимее, если бы активнее внедрялись механизмы экономической мотивации к энергосбережению как граждан, так и экономических субъектов. Здесь также очень полезен опыт немецких коллег.

Всё более важную роль играет кооперация в сфере транспорта. Одна из основных ролей здесь принадлежит ОАО «Российские железные дороги» (РЖД).

В Германии, главный образом, известны наши совместные проекты с концерном «Сименс». Действительно, здесь мы достигли высокого уровня. Осуществляется закупка высокоскоростных поездов «Сапсан» и пригородных поездов «Desiro» с их последующей локализацией и производством в России. Организовано совместное производство современных локомотивов. Сделки с «Сименс» содействуют совершенствованию российской железнодорожной инфраструктуры, в т.ч. модернизации сортировочных станций.

Не менее важна кооперация РЖД с немецкими партнёрами в сфере логистики, в которой Германия является мировым лидером. Здесь основной партнёр РЖД – Немецкие железные дороги. С этой компанией, а также с её дочерними структурами, Российские железные дороги осуществляют ряд уникальных проектов, в т.ч. по ускорению контейнерных перевозок по транссибирской магистрали («Транссиб за 7 дней»), созданию современных мультимодальных терминально-логистических центров (например,в районе станции Белый Раст Московской области), по организации паромных переправ, а также по созданию современных центров обучения. Именно в логистической сфере можно достичь синергетических эффектов и, вместе с другими немецкими и российскими участниками, поднять уровень российской логистики на необходимый уровень [4].

Особо следует отметить уникальный логистический проект, который дочерняя компания ОАО «РЖД» по контейнерным перевозкам – ОАО «ТрансКонтейнер» совместно с дочерней компанией Немецких железных дорог – «Шенкер Аутомотив Рейлнет» осуществляет для завода «Фольксваген» в Калуге. В рамках этого проекта ОАО «ТрансКонтейнер» обеспечивает своевременную доставку железнодорожным транспортом (в контейнерных поездах) автокомплектующих из Германии, Чехии и Словакии по маршруту Брест – Калуга, а также полный комплекс необходимых услуг (сквозной сервис).

Отмечу ещё две сферы российско-германского сотрудничества, которые имеют пусть косвенное, но, тем не менее, отношение к мягким аспектам безопасности и играют всё более важную роль в российско-европейской кооперации.

Во-первых, это сфераздравоохранения [5]. Немецким бизнесом и российскими властями активно обсуждаются сейчас перспективы проектирования и создания новых фармацевтических производств, условий локализации производства немецкой медицинской техники, лекарств и оборудования, а также внедрения европейских стандартов качества в этой области, трансфера инновационных технологий, производства на давальческой основе и совместной разработки медицинских препаратов в немецких технологических центрах, реконструкции и модернизации отечественных фармацевтических заводов в соответствии с международными стандартами, создания современных технологических и исследовательских центров. По всем этим направлениям есть комплекс вопросов, подлежащих согласованию, зачастую непростому. Но, можно надеяться, что в ближайшее время по большинству из них будет найден консенсус.

Во-вторых, это сфера образования, где российско-германское сотрудничество охватывает ныне, практически, все его уровни.

Как известно, российская система высшего образования во многом построена по образцу немецкой. Как и немецкая, российская система находится в стадии реформирования, приспосабливаясь, в частности, к требованиям Болонского протокола.

В России, как и в Германии, реализуя эти реформы, предстоит преодолеть многие трудности. Поэтому в 2011 г., объявленном «Российско-германским годом исследований, науки и образования», имеет смысл провести ряд совместных мероприятий, в рамках которых критически оценить ход реформ в сфере образования и проверить, насколько правильно бьётся Болонский пульс в наших странах [6].

Среди прочего, надлежит обсудить, каким образом изменить диспропорции в сфере обмена студентами. Пока на одного немецкого студента, обучающегося в российских вузах, приходится двенадцать российских студентов, получающих высшее образование в ФРГ (примерно 1 тыс. немецких на 12 тыс. российских). Существующие отечественные федеральные и национальные исследовательские университеты в Москве, Санкт-Петербурге и других российских регионах наверняка могут быть привлекательны для многих тысяч немецких юношей и девушек.

Более тесной должна стать кооперация российских и немецких университетов в области научных исследований как прикладных, так и фундаментальных. Будем надеяться и на более активное привлечение к работе в ведущих российских вузах авторитетных немецких учёных, включая соотечественников и российских немцев. Для России представляет интерес опыт германских вузов и университетов в сфере развития инфраструктуры малого инновационного предпринимательства, а также их кооперации с промышленными концернами в области проведения НИОКР.

Особо стоит отметить помощь, которую оказывает нам Германия при реформировании системы профессионально-технического образования, сильно пострадавшей в кризисные 90-е гг. прошлого века. Немецкие эксперты передают опыт дуальной системы подготовки специалистов, которая построена не только на обучении общим и профессиональным знаниям, но и на подготовке молодых людей к самостоятельной предпринимательской деятельности. Такой подход мог бы радикально изменить статус ПТУ и техникумов и, соответственно, отношение молодых людей к обучению в них.

По-прежнему самой высокой оценки заслуживает немецкий вклад в Программу подготовки управленческих кадров для предприятий Российской Федерации, в рамках которой, начиная с 1998 г., стажировку в Германии прошли более четырёх тысяч молодых российских управленцев. Благодаря навыкам и знаниям, полученным во время стажировок (как правило, проектно-ориентированных), они не только содействуют эффективным изменениям в своих компаниях, но и способствуют росту российско-германского товарооборота.

Со своей стороны российская сторона с 2006 г. за свой счёт приглашает на стажировку в Россию немецких менеджеров. Хотя их численность существенно уступает числу российских стажёров, результативность их стажировок также весьма высока. Особенно важна позитивная информация об экономике России и её регионов, которую они привозят в Германию. Заслуживает особого внимания немецкая система постоянного повышения квалификации руководящего персонала. Немецкие менеджеры наращивают  знания и умения на протяжении всей своей профессиональной карьеры.

Взаимной экономической безопасности содействует также переплетение капиталов в форме частных прямых инвестиций. Растёт, в частности, интерес российского бизнеса к капиталовложениям в Германии. Отчасти это связано и с изменением политики немецкого государства, которое перешло от инвестиционного протекционизма к поддержке «добропорядочных» зарубежных инвесторов. Должные выводы были сделаны обеими странами из неудачи отдельных российских проектов, касавшихся немецкого судостроения и авиационных перевозок, а также из несостоявшейся сделки по приобретению российским бизнесом предприятий «Опель», входящих в концерн «Дженерал Моторс».

Традиционно привлекательными для российских инвесторов в Германии являются объекты целлюлозно-бумажной, химической, металлургической промышленности, а также сферы оптовой и розничной торговли, предприятия финансового сектора, логистики и туризма. Малый российский бизнес активно инвестирует в сферу информационных технологий. Например, в Германии популярны антивирусные программы фирмы «Касперский».

Пока число российских инвесторов растёт медленно, но тенденция к росту, видимо, сохранится и можно надеяться, что через несколько лет мы увидим в ФРГ более солидное российское бизнес-сообщество, состоящее как из крупных, так и из средних и малых фирм.

Многое здесь зависит не только от государственной политики, но и от политики отдельных российских и немецких регионов, способных оказывать эффективную поддержку конкретным экономическим субъектам.

Статья подготовлена по гранду РГНФ № 10-03-03439 г/Р

 

Примечания:

1. По данным Российско-Германской Внешнеторговой палатыболее 6 тыс. фирм из ФРГ ведут бизнес в 80 российских регионах. Немецкий бизнес в основном работает в Москве, Санкт-Петербурге, Калининграде, Юге, Поволжье, Центральном Урале и Западной Сибири. Однако основные инвестиции сконцентрированы в 15, в основном европейских, регионах. На них же приходится основная часть двусторонней внешней торговли.

2. На следующий день (25 ноября 2010 г.) после проведения конференции в немецкой газете «SueddeutscheZeitung» была опубликована статья В.В. Путина, посвящённая концептуальным подходам к будущему российско-европейских отношений. В качестве первого тезиса выдвигается необходимость создания сообщества экономик от Лиссабона до Владивостока с последующим возможным переходом к зоне свободной торговли. В качестве развития этого тезиса можно говорить не только о сообществе национальных экономик, но и о сообществе региональных экономик и, соответственно, о необходимости российско-европейского и российско-германского сотрудничества в повышении эффективности отечественных региональных хозяйств.

3. Данная идея была высказана Н. Кавешниковым в ходе одной из дискуссий с автором данного материала.

4. Снижение транспортных и логистических издержек – важный фактор для дополнительного роста ВВП России.

5. 15 июля 2010 г. в Екатеринбурге было подписано Соглашение между Федеральным министерством здравоохранения Германии и Министерством здравоохранения и социального развития РФ о сотрудничестве в области здравоохранения, заменившее действовавшее с 1987 г. аналогичное соглашение между ФРГ и СССР.

6. Пару лет назад был дан старт разработке совместного учебника по истории. Российские и германские историки уже подготовили своё видение данного уникального проекта, но в силу бюрократических причин его реализация заморожена. Хотелось бы, чтобы в рамках «Российско-германского года исследований, науки и образования» данный проект всё-таки начал наполняться конкретным содержанием.

 

Комментариев пока нет