Есть мнение

Неединая Украина

29 октября 2016

В феврале 2014 года сторонники Евромайдана захватили административные здания в Киеве и провозгласили себя единственной законной властью в Украине. В те же дни фактически началось победоносное шествие нового политического режима по регионам. Толпы людей захватывали здания администраций, МВД, СБУ, прокуратуры, в интернете мелькали фотографии резиденций бывшего президента В.Ф. Януковича и его ближайших соратников, были сделаны заявления о том, что власть будет принадлежать народу, а олигархи перестанут оказывать влияние на развитие страны. В принципе, происходившее в те дни вполне характеризуется словом «эйфория».

Однако даже тогда было ясно, что ситуация в Украине далека от той, которую  активно тиражировали в СМИ. В отличие от бескровной «оранжевой революции» 2004 года события Евромайдана не только сопровождались жертвами с обеих сторон, а пришедшие к власти силы четко разделили для себя население Украины на сторонников европейских  ценностей и реформ (Западная и Центральная Украина) и «титушек» (юго-восточные регионы), которые своими действиями тормозят развитие страны. Характерным эпизодом стал тот факт, что одним из первых действий новой власти стала отмена регионального статуса русского и других языков, введенного в 2012 году.

Можно много спорить о влиянии этого факта на дальнейшие события в Украине, бесспорным остается то, что отмена регионального статуса русского языка не только вызвала негативную реакцию на Юго-востоке, но и дала повод усилить кампанию в СМИ против новой власти. Сторонники Евромайдана представлялись как разрушители российско-украинского единства, последователи антироссийских сил, готовые пойти на максимальное дистанцирование от интересов населения Крыма, Новороссии и Донбасса.

Вслед за этим последовала несколько запоздалая реакция Крыма, население которого отказалось признавать новую власть и подчиняться приказам Киева. В ходе волнений были выбраны альтернативные, т.н. «народные», органы власти, заявившие о готовности провести референдум о будущем полуострова. Итоги народного волеизъявления были вполне предсказуемы, что и подтвердилось результатами голосования. Спустя два месяца в фактически аналогичной ситуации оказались Донецкая и Луганская области, провозгласившие после референдумов свою самостоятельность.

Не будем останавливаться на пересказе событий в Крыму и на Донбассе. Их последовательность можно отследить и прийти к собственным выводам. Более интересным представляется вопрос о том, сумеет ли Украина сохранить территориальную целостность в условиях ухода Крыма и фактической утраты контроля над Донбассом.

Сценариев территориального распада Украины существует множество, и различаются они, в основном, сроками, масштабами и средствами, задействованными в случае их возможной реализации. Известно, что Украину традиционно разделяют на западную и восточную части, различающиеся не только по социокультурным аспектам, но и по своим политическим предпочтениям. Достаточно взглянуть на результаты голосований населения этих регионов, чтобы понять одну простую вещь: можно преодолеть культурные и языковые барьеры, но найти компромисс относительно европейского или евразийского пути развития гораздо сложнее.

Раскол в Украине действительно существовал со времени провозглашения независимости, и события последних нескольких месяцев лишь серьезно обострили его. Тем не менее, выделение лишь западной и восточной части представляется довольно упрощенным подходом. Украина является гораздо более сложной структурой, в которой можно выделить гораздо больше регионов (районов), претендующих на особый статус и учитывание своих интересов.

Не стоит, однако, игнорировать тенденцию постепенного изменения общественного мнения в Украине. Если в начале 1990-х годов и в 2001 году, когда проводилась перепись населения, число пророссийски настроенных граждан Украины было значительным, а в некоторых регионах и вовсе подавляющим, то за прошедшее с того момента время их число стало снижаться. Роль играли не только естественные причины сокращения населения, но и постепенное внедрение в сознание людей антироссийских и проевропейских идей. Именно этим можно объяснить тот факт, что наиболее организованные и успешные выступления произошли в Крыму и на Донбассе, исторически тяготевшими к России. Выступления сторонников федерализации в других регионах пока не имеют ни достаточных ресурсов, ни четкой структуры, а порою, как в случае с Одессой, жестоко подавляются.

Тем не менее, на наш взгляд, не столько внешнеполитические предпочтения новой власти стали катализатором событий на Юго-востоке, сколько их демонстративное деление населения страны на «патриотов» и «титушек». Еще несколько месяцев назад Евромайдан провозглашал себя выразителем воли всего народа Украины, но, свергнув режим Януковича, зашел гораздо дальше своих политических предшественников. Все, кто выразил протест и несогласие с новой властью, автоматически попали в категорию врагов. В официальных СМИ противники новой власти характеризуются как «бандиты», «боевики», «террористы», «предатели», «ненастоящие украинцы» и т.д. Называя Януковича «преступником» и «убийцей», сторонники Евромайдана упорно игнорируют тот факт, что экс-президент не использовал против них регулярные войска, не давил танками и даже запрещал бойцам «Беркута» использовать адекватные меры защиты против вооруженной толпы.

Вот такая политика новой власти и повлияла во многом на то, что Украина, в течение долгого времени создававшаяся из совершенно разных по этническому и культурному аспектам территорий, фактически вступила в период распада. Пока официально отделился Крым, Донецк и Луганск создают свою республику, которая, скорее всего, пойдет по пути постсоветских непризнанных государств. Однако заявления о готовности отделиться в той или иной форме озвучивались представителями Галичины, Закарпатья, Новороссии, Харькова. Не стоит забывать о том, что пока протекающие в Украине процессы не затронули Буковину, Запорожье и Днепропетровск.

Противостояние сторонников федерализации и неделимости страны наглядно демонстрируют, что Украина не только неоднородна территориально и этнически, но и невозможность в ближайшие годы объединить «разные стороны баррикад». Своими действиями в Славянске, Краматорске, Одессе, отменой парадов 9 мая, сотрудничеством с «Правым сектором», неспособностью принимать стратегические решения и просто неготовностью выслушать позицию протестующих действующая власть в лице Турчинова, Яценюка и Авакова отрезала себе возможные пути для маневра. Попытки сохранить единство страны самым простым способом – «огнем и мечом» к успеху не привели и пока лишь доказывают несостоятельность украинской армии и руководства.

Грядущие президентские выборы кардинально не повлияют на сложившуюся ситуацию. Очевидно, что новым лидером станет олигарх П.А. Порошенко, которого связывают с финансированием «Правого сектора». Однако его победа вряд ли не станет объединяющим фактором. Кроме того, основной конкурент Порошенко на выборах Ю.В. Тимошенко уже пообещала в случае своего проигрыша начать «третий этап революции».

Таким образом, Украине в ближайшее время предстоит пройти настоящую «проверку на прочность». Действующая власть дискредитировала себя в глазах населения Юго-востока, а случившиеся территориальные изменения уже практически необратимы. Даже в случае успеха силового сценария на Донбассе основные проблемы не будут решены, а лишь временно сняты с повестки дня. Процесс распада Украины можно остановить лишь путем компромисса между разными регионами страны. Достичь этого можно, на наш взгляд, двумя путями.

Во-первых, это некая наднациональная идея, которая может отвлечь враждующие стороны от традиционных противоречий. Однако, как показывает практика, для этого не подходят ни европейский проект, обещающий сделать Украину частью Европейского Союза, ни евразийский с членством в Таможенном союзе.

Во-вторых, в условиях, когда власть использует силовой сценарий для подавления массовых протестов на Юго-востоке, ее авторитет будет неуклонно снижаться. Как бы парадоксально ни звучало, Киеву, вероятно, следует прислушаться к призывам «отпустить» Донбасс. Такой шаг, по мнению некоторых экспертов, позволит Украине стать более «украинской». Решение, разумеется, не бесспорное, поскольку повлечет за собой экономические и имиджевые потери, но одновременно оно позволит существенно снизить внутреннее напряжение в стране. Впоследствии же, в случае успешного развития Украины в рамках европейского проекта, можно будет вступать с отсоединившимися регионами в переговоры о реинтеграции.

Пока же украинская власть, безрезультатно штурмуя Славянск и Краматорск, продолжает загонять себя в тупик. Очевидно, что нынешняя Украина не хочет и не может быть единой. И это объясняется не провокациями со стороны России и «титушек», а тем фактом, что население страны изначально разделили на «своих» и «чужих».

Кроме того, Украине еще предстоит столкнуться с наиболее тяжелыми этапами экономического кризиса, который неизбежно повлечет за собой сокращение социальных расходов и рост недовольства населения. Вполне вероятно, что к традиционным лозунгам сторонников федерализации добавится лозунг вроде «Хватит кормить Киев!».

Начало распаду Украины было положено. Вопрос о том, сумеет ли власть сохранить оставшиеся регионы, какие методы для этого будут использованы, остается открытым. Пока очевидно, что действующая власть упускает контроль над ситуацией и рассчитывает исключительно на силовое решение и возможное иностранное вмешательство.

Возможный распад будет иметь отрицательные последствия не только для самой Украины, но и для ее ближайших соседей и всей Европы в целом. Поэтому усилия мирового сообщества должны быть направлены на стабилизацию ситуации и поиску компромисса между противостоящими регионами. Однако действующая власть продолжает обострять внутриполитическое положение, все ближе подводя Украину к коллапсу.        

 

 

laquo;патриотов

Комментарии 2