Мы – мирные люди, но наш бронепоезд...

29 октября 2016

Первые недели нового 2015 года не принесли Украине ничего нового. Всё также главными вопросами в Верховной Раде остаются вступление в Евросоюз и введение безвизового режима, просьбы о военной  помощи у кого угодно для победоносного завершения АТО (антитеррористической операции) и судорожные попытки найти замену российским энергоносителям. Всё так же, озабоченная российским присутствием в виде памятников Ленину в городах Незалежной, часть её населения стаскивает его с постаментов, а другая его часть стреляет из всего, что может стрелять, по своим же в Новороссии… 

План мирного урегулирования между Украиной и самопровозглашёнными Донецкой и Луганской республиками на протяжении ушедшего года: принимался, согласовывался, утверждался, пересматривался, корректировался, вступал в силу и – никогда не выполнялся. И пусть не настраивают нас на позитив сообщения с телеэкранов о том, что «за прошедшие сутки на территорию Донецка (Луганска, Горловки) не упало ни одного снаряда». Значит, снаряды (мины, ракеты) упали на территории Ясиноватой или Константиновки. Или любого другого населённого пункта Новороссии, лежащего в пятнадцатикилометровой зоне у линии фронта. В той самой, мирный статус которой был определён на самом высоком уровне.

В зоне АТО (так называют места сражений киевские каратели) стреляют каждый день. Объявлен этот день мирным или нет – дело десятое. Украинская армия уже давно превратились в недоброй памяти «банду Маруси», где приказы командиров – пустые звуки. Беда только в том, что эти звуки потом превращаются в вой летящих снарядов, грохот взрывов и визг осколков.

СМИ официального Киева на голубом глазу рассказывают всему миру, что стреляют в зоне АТО исключительно «террористические элементы», то есть, патриоты-ополченцы. Причём – из установок залпового огня по улицам и площадям собственных городов. Мир – верит этому бреду. А почему бы и нет? Вякнул же Арсений Яценюк про «агрессию Советского Союза против Украины и Германии» во время Великой Отечественной войны. И ничего особенного не произошло. Выступил с маловразумительными заявлениями о свободе слова любого премьер-министра представитель германского МИДа Мартин Шефер, тем дело и кончилось.

А меж тем, при вовсю воюющем перемирии обстановка складывается весьма и весьма безрадостная. Эта передышка киевской армии была необходима для восстановления военного потенциала, более чем наполовину утраченного во время августовских боёв. Ополченцы, в свою очередь, используют передышку для переформирования своих отрядов в регулярные вооружённые силы. И то, что последнее по счёту перемирие станет обычной профанацией, ни у кого из властей – ни в Киеве, ни в Новороссии – сомнений не вызывало.

Так, уже 5 января Пётр Порошенко на церемонии пополнения армии новой техникой откровенно заявил: «Сейчас у наших военных уже есть системы контрбатарейной и контрминомётной борьбы, снайперские винтовки. Они хорошо натренированы и эффективность украинских военных на порядок выше. Поэтому мы используем это перемирие». Жаждущего победы над «колорадами», украинского президента можно понять. Потому, что есть несколько причин, по которым Порошенко обречён идти до конца.

 Позиции Киева и Новороссии сблизить не удаётся – следовательно, можно ввернуть Западу о полном несогласии на компромисс ополченцев и «российских военных» (которые, по версии западных СМИ, воюют совместно). Вот вам и лишний козырь в руках Евросоюза для давления на Москву. Кроме того, держать долгое время в бездействии армию на боевых позициях, да ещё – зимой! может аукнуться на фоне объявленного перемирия новым Майданом – с танками и установками «Град» в центре украинской столицы. И, главное – момент, как нельзя более  подходящий для нанесения удара по ополченцам: в руководстве обеих республик возникли серьёзные разногласия по ключевым вопросам...

Однако вряд ли киевским карателям удастся этой зимой переломить ход военной кампании. Существенного численного преимущества у них нет, а без него наступление по зимним дорогам, наверняка во многих местах контролируемых скрытыми засадами и усиленными боевыми заслонами – авантюра. А до лета может произойти всё, что угодно. «Нормандская четвёрка» намерена продолжить переговоры в Астане 15 января, но уже сейчас видно: прогресса добиться не удаётся. Глава нашего внешнеполитического ведомства Сергей Лавров сказал, что возможное возобновление боевых действий на Украине – это катастрофа. Правда, при этом не уточнил, чья. Противостояние украинцев, сейчас невероятно напоминает чеховское ружьё, висящее на стене с самого начала первого акта. Так не хочется, чтобы оно, по законам жанра, выстрелило. Но больше всего не хотелось бы, чтобы это – было выстрелом самоубийцы...

Екатерина Ботина

Комментариев пока нет