НИСИ

Интервью Дмитрия Медведева таиландской медиагруппе Nation

29 октября 2016

Суттхичай Юн (как переведено):Каковы результаты вашего визита в Таиланд?

Д.Медведев: Визит прошёл успешно.

Мы первый раз встретились с Премьером Правительства Таиланда господином Праютом Чан-Оча во время Восточноазиатского саммита в Мьянме. Я сказал ему (о чём, кстати, он тоже в интервью недавно напомнил), что наши страны уже 118 лет дружат. Нужно создать задел, для того чтобы дружить ещё по меньшей мере 118 лет. Поэтому такой визит осуществлён, он ознаменован целым рядом важных соглашений – больше 10 документов было подписано. Но дело не только в этом, дело в контактах между бизнесом и в контактах между людьми.

Я сейчас встречался с представителями таиландского бизнеса. Они хорошо настроены, они заинтересованы в том, чтобы поставлять товары в Россию, готовы осуществлять инвестиционные проекты, наш бизнес готов инвестировать в Таиланд. Я не говорю уже про такие важные сферы сотрудничества, как, например, туризм.

Поэтому я смотрю вперёд с оптимизмом.

Суттхичай Юн: Можно ли это называть новой главой во взаимоотношениях между Россией и Таиландом?

Д.Медведев: Если говорить о каких-то символах, то можно это и так называть. Но мне кажется, дело даже не в какой-то новой главе, а просто в том, чтобы мы ничего не потеряли из того, что было сделано за последнее время. Если говорить прямо, Таиланд – наш крупнейший партнёр в АСЕАН. У нас уже сейчас торговый оборот, по нашим подсчётам, 4 млрд долларов, по подсчётам таиландской стороны – 5 млрд долларов. Если считать по максимуму, действительно 5 млрд – это через третьи страны. Вроде много, а с другой стороны, немного, если сравнить товарооборот с другими странами – Китаем и так далее. У нас товарооборот с КНР составляет почти 100 млрд долларов. Поэтому есть куда развиваться.

Во-вторых, мы достигли очень важных параметров сотрудничества в целом ряде сфер. Впереди хорошие возможности, связанные с сельским хозяйством, поставкой сельхозпродукции на российский рынок. Вы знаете, он сейчас закрыт для целого ряда европейских государств, но открыт для наших партнёров в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Более того, часть продукции, которую вы поставляете, вообще у нас в полной мере производиться не может – отдельные виды рыбной продукции и так далее. Поэтому мы всегда будем заинтересованы в том, чтобы что-то получать. Есть идеи совместных проектов. Я только что говорил с руководителем CP Group на эту тему – в отношении инвестиций в российский животноводческий комплекс.

Есть целый ряд идей, связанных с транспортом, железными дорогами, сотрудничеством в высоких технологиях, медицине. Так что в этом плане, я считаю, всё обстоит очень неплохо. Но нужно сделать шаг вперёд.

И наконец, я сегодня предложил своему коллеге премьеру, что можно было бы подумать о том, чтобы создать зону свободной торговли по принципам, по которым мы такую зону практически уже создали с Вьетнамом. С одной стороны – Евразийский экономический союз. А это, напомню, сейчас уже пять стран практически (в мае будет) и 180 млн человек. И заходя на территорию одной страны, естественно, попадаешь на территорию всех пяти стран. Это хорошая возможность работать. Коллеги должны подумать, потому что у вас продвинутые отношения в АСЕАН. Может быть, вам это тоже интересно, мы готовы и это обсуждать.

Суттхичай Юн: Насколько я понимаю, соглашение о зоне свободной торговли будет следующим большим шагом между двумя странами? 

Д.Медведев: Всё зависит от Таиланда. 

Суттхичай Юн: Да, но я думаю, что Таиланд в этом тоже заинтересован. Насколько быстро это может быть сделано?

Д.Медведев: Это, конечно, процесс. Мы, например, с Вьетнамом достаточно долго вели переговоры, но тем не менее почти обо всём договорились. И там было в чём-то даже, может быть, больше сложностей, чем с Таиландом. Но, конечно, это потребует какого-то времени. Если вам это интересно, мы готовы эту возможность рассмотреть. 

Есть ещё одна интересная возможность. Она заключается в том, что мы развиваем наш Дальний Восток. Вы знаете, территории там огромные, население не очень большое, и мы создали такую правовую конструкцию, которая называется «территория опережающего развития». Это, по сути, преференциальные зоны: там, где особое налогообложение, упрощённый таможенный режим, упрощённая передача земли. Может быть, это тоже будет интересно таиландским партнёрам, так что пожалуйста.

Суттхичай Юн: А как насчёт экономики России сейчас? Я вижу, что рубль немного стабилизировался в I квартале. Не всё так плохо, как снаружи видят люди. 

Д.Медведев: Ситуация не самая простая, она действительно осложнилась в прошлом году. Факторов два: это довольно серьёзное, как принято говорить, драматическое падение цен на нефть, от которой наша экономика действительно зависит, и второй фактор – это, скажем прямо, недружественная позиция целого ряда стран, которые ввели финансовые и некоторые другие санкции. Конечно, это тоже не улучшает жизнь. Но ничего слишком тяжёлого не происходит. Действительно, произошли определённые изменения на валютном рынке, рубль ослаб, произошла девальвация, но в настоящий момент эти процессы остановлены, наоборот, происходит укрепление рубля, и произошла определённая стабилизация всей финансовой жизни.

Я позволю себе сослаться в том числе и на ваш опыт. Вы же в 1997 году, если я правильно помню, отпустили бат в свободное плавание, то есть ввели свободный курс вашей национальной валюты. Хотя это не всегда приятно, люди немножко от этого страдают. Но с другой стороны, тогда ценообразование становится абсолютно рыночным – на валюту меньше воздействие валютных спекулянтов и меньше воздействие из-за границы. Мы сделали то же самое. Поэтому сейчас у нас уже не осталось так называемых валютных коридоров и рубль находится в таком свободном движении.

Суттхичай Юн: Это такое управляемое плавание? Вы ему не дали полностью свободу?

Д.Медведев: Если такие решения примет Центральный банк, хотя в последнее время он таких решений практически не принимает… Конечно, Центральный банк может продать какое-то количество твёрдой валюты на рынке, но, хотя у нас большие валютные резервы и до сих пор они большие, смысла нет этого делать. Надо, чтобы всё-таки рубль пришёл в равновесное состояние. А по мере улучшения дел в экономике, я уверен, будет происходить укрепление рубля. Хотя, скажем прямо (вы тоже хорошо это знаете), избыточное укрепление национальной валюты – это тоже плохо. Это ослабляет наши возможности заниматься экспортом. Поэтому это всегда выбор между внутренней ситуацией и поддержкой экспорта. Но в целом я считаю, что ситуация нормальная, стабильная, под контролем. Трудности, которые образовались в прошлом году, – я думаю, что они, наверное, в течение этого года будут сохраняться в какой-то степени, но в дальнейшем, уже в следующем году мы прогнозируем начало роста экономики, полную стабилизацию валютной составляющей, валютного курса. С другой стороны, важные показатели, которые всегда принимаются во внимание, – это размер нашего долга по отношению к валовому внутреннему продукту. Он у нас предельно низкий, буквально 10% от ВВП. И безработица очень низкая, чем мы дорожим, и, естественно, будем предпринимать усилия для того, чтобы безработица не уходила выше.

Суттхичай Юн: А как Таиланд может помочь вам в этой ситуации? Еду, продукты поставлять – что мы можем для вас сделать? Может быть, экономическое сотрудничество поможет вам восстановиться быстрее? Мы маленькое государство, я знаю, но как друзья мы должны задать этот вопрос.

Д.Медведев: Вы не маленькая страна, не надо прибедняться, как принято говорить. По европейским меркам, Таиланд очень большая страна – 69 млн человек. Это первое. Второе. Самый лучший способ развиваться – это совместные инвестиции. Я думаю, что это как раз будет самый хороший, самый правильный путь развития наших отношений: таиландские инвестиции в Россию, российские инвестиции в Таиланд. Именно это позволяет преодолевать трудности, проблемы, которые рано или поздно возникают в экономике любой страны.

Суттхичай Юн: То есть мы вам можем помочь немножко в этом вопросе? Вот проблема с рублём напрямую повлияла на Таиланд, потому что ряд российских туристов перестал ездить, количество туристов уменьшилось. Всё восстановится?

Д.Медведев: Не всё так драматично, но по сравнению с 2014 годом действительно количество туристов уменьшилось. Мы оцениваем где-то, может быть, на 25–30%. Но, во-первых, ещё не вечер, вполне вероятно, что к концу году какие-то параметры восстановятся по мере укрепления рубля, а во-вторых, у нас в прошлом году был беспрецедентно высокий уровень туристов. Поэтому год от года всё-таки отличается. Но мы считаем, что даже несмотря на то, что мы развиваем внутренний туризм (вы знаете, Россия – страна огромная, интересная), всё равно Таиланд будет очень привлекательным для наших людей. Наши люди любят Таиланд, любят отдыхать здесь, часто приезжают сюда. Но, тем не менее, для того, чтобы преодолеть нынешнюю полосу быстрее, я сегодня, обращаясь к нашим бизнес-партнёрам, сказал: «Коллеги, посмотрите на, может быть, более дешёвые продукты какие-то, которые можно предложить в настоящий момент. Ну а потом всё восстановится, у меня в этом сомнений нет».

Суттхичай Юн: В следующий раз, когда Вы приедете, поезжайте в Паттайю. Это действительно уже русский город. Это, конечно, шутка, которую Вы можете привезти в Россию: если в Паттайе пройдёт референдум, Паттайя может стать российским городом, присоединиться к России.

Д.Медведев: Хотелось бы, чтобы Паттайя оставалась таиландским городом, но пусть наши люди приезжают туда, пусть отдыхают. Потому что, знаете, конечно, мы будем развивать наш внутренний туризм – он очень хороший, интересный, но всё-таки есть тёплые страны, от этого никуда не уйти. Многие люди хотят получить тепло прямо зимой, поэтому едут к вам. Это нормально, так и будет.

Суттхичай Юн: Как повлиял на отношения между Таиландом и Россией переворот в Таиланде? Как-нибудь ваше отношение к Таиланду изменилось после переворота? ЕС и США он не нравится, наш переворот, Китай говорит: мы понимаем. Другие члены АСЕАН говорят: мы вам сочувствуем. А Россия что думает об изменении власти в Таиланде и нынешнем правительстве Таиланда?

Д.Медведев: Вы знаете, мы стараемся вести себя цивилизованно всегда. Если говорить о текущих делах, то это внутренние процессы, которые происходят в Таиланде. Мы к этому относимся с вниманием и уважением.

В то же время есть целый ряд государств, которые действительно очень неровно дышат, очень волнуются по поводу разных событий, которые происходят в других частях света. Мне кажется, что это избыточная обеспокоенность, ненужная опека. Все суверенные страны должны решать свои задачи самостоятельно. Будь то Россия, Таиланд – мы сами способны разобраться. Мы – с нашими друзьями и партнёрами на Западе, вы – с вашими партнёрами в АСЕАН и партнёрами тоже на Западе. Поэтому мне кажется, что нужно (извините за такой юридический стиль, но я всё-таки юрист по образованию) вернуться к основополагающим принципам международного права, и это будет лучшим рецептом для развития международной жизни. 

Суттхичай Юн: Я заметил, что ваше Правительство очень активно действует в Азии, в Южной Азии особенно. Является ли это каким-то большим шагом по пресечению влияния США в регионе?

Д.Медведев: В отличие от целого ряда других стран, мы с этими государствами объективно уже почти 120 лет дружим. У нас продвинутые отношения со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Мы соседи! Ну, Таиланд чуть дальше, с Китаем у нас вообще огромная граница. Да и другие страны, с которыми мы всегда дружили… Это было, кстати, и в советский период. Советский Союз, правда, выстраивал это сотрудничество на идеологической основе: давайте стройте социализм, тогда мы вам помогать будем. Нам этого не надо. Каждая страна устанавливает свой строй, который выбрал её народ, народ этого государства.

Кстати, мне кажется, что ваше преимущество и любовь, которую многие испытывают к Таиланду, как раз в том числе и связаны с тем, что Таиланд никогда не был в колониальной зависимости. Вы сохранили свою самодостаточность и культуру, это ощущается во всём. Когда ты приезжаешь в стандартизированное государство, где все надписи не на родном языке, – и рестораны все стандартные, музеи все какие-то одинаковые, это не интересно, а ваша страна очень своеобразна, она очень натуральная в этом смысле, и мне кажется, это очень ценно, это очень важно, что вы сумели это сохранить. Поэтому мы ничего не копируем, но мы действительно активно развиваем отношения с Юго-Восточной Азией, со странами АСЕАН, и это не назло кому-то, не назло, упаси бог, американцам, европейцам. Мы всегда так делали, а сейчас тем более так будем поступать. С этим связаны, кстати, и решения, которые мы принимали, очень важные – например, по развитию энергетического и транспортного сотрудничества с государствами Юго-Восточной Азии. Вы знаете, мы подписали очень большие договоры о поставках нефти, газа в Китай, а стало быть, можно поставлять и в другие страны Юго-Восточной Азии. Мы подписали соглашение о транспортных развязках, о транспортном сообщении. Мы готовы обсуждать крупные проекты типа атомных станций, которые мы строим по всему миру. Я только что прибыл из Вьетнама, там мы обсуждали эту тему с нашими вьетнамскими коллегами. Если в какой-то момент Таиланд примет решение заниматься атомной энергетикой, мы тоже готовы это делать. И так далее.

Суттхичай Юн: То есть вы заинтересованы помочь Таиланду построить ядерную электростанцию?

Д.Медведев: Это всегда решение, это всегда выбор. Понятно, ядерная энергетика требует максимального внимания, после Фукусимы внимание к этому очень серьёзное. Но хотел бы сказать, что, во-первых, у нас в этом плане всё очень серьёзно, особенно после проблем, которые в 1986 году случились в Чернобыле. Во-вторых, те реакторы, которые мы используем, основаны на других принципах. И, в-третьих, всё-таки как ни крути, но это, может быть, самый дешёвый вид энергии.

Суттхичай Юн: У вас также очень современное вооружение. Готовы ли вы обсуждать с Таиландом возможности покупки у него, допустим, сельскохозяйственной продукции, а продажи – вертолётов, танков, подлодок Таиланду?

Д.Медведев: Пожалуйста. Если надо, будем осуществлять поставки и танков, и других видов вооружений. Вы знаете, Россия – крупнейший экспортёр оружия. Мы этого не стесняемся, потому что государства всё равно будут иметь армии. Разоружаться просто так никто не хочет. В любом случае должны быть достаточные вооружённые силы, чтобы к тебе относились уважительно. Поэтому, если вы примете такие решения, мы, естественно, с удовольствием будем поставлять такую технику, даже принимая во внимание, что традиционно Таиланд ориентировался на западных поставщиков. Но наше оружие не хуже.

Суттхичай Юн: Я знаю, ещё и дешевле.

Д.Медведев: Некоторые виды точно.

Суттхичай Юн: Большой вопрос: как всё закончится на Украине? Возможно ли здесь мирное завершение?

Д.Медведев: Завершение возможно – мирное и достигнутое в результате переговоров. Для нас это очень трудная, можно сказать, тяжёлая тема, потому что это очень близкие нам люди, близкий народ. К сожалению, он оказался расколотым. К сожалению, там произошли события, которые мы не можем поддержать в силу разных причин. Но они сами должны заниматься восстановлением своей страны. Именно сами. Киевские власти, Украина должна сама сделать всё, чтобы страна сохранилась и часть регионов, которые сейчас, по сути, отколоты от центральной власти, вернулись. Но для этого нужно создавать условия, нужно объяснять им, почему им должно быть хорошо жить в составе единой Украины. И это можно сделать только самим киевским властям. Мы, естественно, будем стараться помогать этому процессу, но вмешиваться в это не будем. В то же время мы не можем безучастно смотреть на то, что там люди голодают и не получают еды, медицинских препаратов, и поэтому мы туда отправляем гуманитарные конвои. Но это всё, наверное, что мы можем сделать в такой ситуации.

Суттхичай Юн: Большое спасибо, господин Премьер-министр.

Сайт Правительства РФ

Комментариев пока нет