Институциализация норм морали в современном обществе.

29 октября 2016

В современном обществе складывается тенденция преобладания внешне-принудительных, а не внутриличностных факторов побуждения человека к поступку. Может ли мораль служить мотивом действия сама по себе, быть настолько сильным мотивом, чтобы детерминировать характер и направление действия, даже вопреки другим мотивам или расчетам выгоды и здравого смысла? Ответ на этот вопрос есть у Канта: «Объяснить… каким образом чистый разум сам по себе, без других мотивов, откуда-то извне заимствованных, может быть практическим, т.е. как один лишь принцип общезначимости всех максим разума как законов… без всякой материи (предмета) воли… может сам по себе служить мотивом и возбуждать интерес, который назывался бы моральным… - никакой человеческий разум совершенно не в состоянии, и все усилия и старания найти такое объяснение тщетны»[1]. Из такого ответа следует то, что осмыслить связь морали и политики и то, как мораль участвует в формировании наших поступков или как она способна побуждать к действию невозможно. В этой связи имеет смысл обратиться к классическим концепциям гражданского общества, ведь фактически, такое общество строится ни на чем ином как на высоком уровне политического и морального сознания граждан и высокой степени гражданской ответственности. Гражданское общество немыслимо без признания жизни человека и его прав в качестве высшей ценности, без защиты этих категорий. Однако, на деле права человека нередко сводились к его правам как лишь гражданина, обретая исключительно политический характер. Теория создания общества через «общественный договор» несет в себе некий максим о том, что человек есть существо, добровольно отказавшееся от определенной части своих прав в пользу государства. Таким образом, в обществе преобладают скорее политические ценности, нежели чем моральные и нравственные.

Современная эпоха часто ассоциируется с понятием «масс». «Масса отвергает сосуществование с кем-либо, кроме нее самой, - ее питает смертельная ненависть ко всем, кто к ней не принадлежит»[2], замечает Х. Ортега-и-Гассет. В толпе человек чувствует свое превосходство и даже совершенство, а следовательно – он не нуждается в ценностях. «Толпа движима не метафизикой. Она идет, подталкиваемая только инстинктами»[3]. Мысль о стадном чувстве и инстинкте возникает не случайно. Для массы все блага цивилизации – естественны. Соответственно, понятие ценности просто теряет смысл, а значит, можно сказать, что человек-масса попросту индифферентен к понятию «ценность». Учитывая все это, можно отметить, что сама суть гражданского общества при таком раскладе меняется, и внутриличностные мотивы действий человека отпадают.

В наше время достаточно часто можно услышать «жалобы» о том, что все меньшее количество людей обладают высокой нравственностью, руководствуются моральными нормами, все чаще гонятся лишь за выгодой и реже за добром, благом и справедливостью. Однако такой образ мышления по сути своей, так или иначе, вписывается в понятие морали, ведь моральные нормы – понятие непостоянное, все время вбирающее в себя какие бы то ни было новые аспекты. Однако, несмотря на такие тенденции в общественном мышлении, говорящими об отмирании морали как руководящей установки в действиях человека, мы все чаще сталкиваемся с такими вопросами как допустимость абортов, смертной казни, эвтаназии, генной инженерии и так далее. Все чаще социальные проблемы, перед принятием решений, пропускаются через призму нравственности. С развитием науки и технологий моральная ответственность человечества в целом растет. Например, сегодня мы наделяем правами не только человека, но и человеческого эмбриона. Можно так же рассуждать на тему, скажем, искусственного интеллекта. Конечно, на сегодняшний день, такой еще не создан, но, вполне возможно, что в ближайшем будущем человечество увидит машину, обладающую самосознанием, и в тот день, когда это произойдет, возникнет вопрос о правах этого, казалось бы, устройства. Таким образом, можно утверждать, что сегодня любое социальное решение, так или иначе должно под собой иметь нравственное обоснование.

Соответственно, в нравственных ценностях общества можно наблюдать определенную тенденцию к прогрессированию. Возвращаясь к идеям Д. Локка, каждый человек по праву рождения имеет целый набор естественных прав – на жизнь, свободу, здоровье и так далее. Сегодня такими правами человек наделяется буквально с момента зачатия. Современная мораль охраняет не только человеческую жизнь как высшую ценность, но и саму субстанцию жизни, все человеческое, его материю.

В современном обществе существует множество этических подкатегорий, рассматривающихся прикладной этикой, например экологическая этика, предпринимательская этика, политическая этика, научная этика и так далее. С одной стороны – возникновение таких феноменов можно рассматривать как расширение сферы влияния морали. С другой же стороны,  может возникнуть вполне логичный вопрос: зачем обществу, в котором и так присутствует априорная общечеловеческая мораль как форма общественного сознания, в определенной мере носящая регулятивный характер, целый свод разнообразных узкоспециальных моральных кодексов? Созданы ли они для неких индивидов, стоящих выше общечеловеческой морали, или наоборот, ниже ее? Однако, как можно заметить, такие профессиональные кодексы нравственности появляются почти в каждой области человеческой деятельности, от медицины до, пожалуй, международных отношений. Следовательно, вопросы эти касаются так или иначе всех людей, а значит, являются частью общечеловеческой морали. С другой стороны – работа морали в принципе неотделима от контекстов, в которых имеет место, и не может быть изучена вне них.

Профессиональная мораль может быть необходима в силу того, что формулировки общечеловеческой морали слишком абстрактны. Добро становится целью всей человеческой жизни, но как конкретная ситуативная цель может не восприниматься. Решая повседневные задачи, человек не думает о добре и зле. При этом добродетельность не может взяться ниоткуда, без личностного усилия. Моральная рефлексия – нелегкий труд. Юрген Хабермас отметил, что способность к такой рефлексии с неба не падает. Способность и возможность рассматривать проблемы с моральной точки зрения «проистекают из интересов, которые формируются только в определенных социальных условиях, а также из процессов обучения и из опыта, доступных общественным группам только в известных ситуациях»[4]. Следовательно, воспроизводить добро снова и снова человек может лишь осознанно стремясь к нему. В противном случае, мораль, опять же, отпадает.

Наряду со всевозможными профессиональными моральными кодексами нельзя не сказать о таких элементах международного права как, например, всеобщая декларация прав человека, конвенция ООН о правах ребенка.[5] (http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr.shtml, http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/childcon.shtml). Данные документы имеют великий нравственный смысл, и призваны оградить всех людей в мире от любого возможного зла. Следует так же отметить общие тенденции к гуманизму в мире, о чем говорят такие аспекты права как мораторий на смертную казнь, презумпция невиновности и прочие.

[1] Кант И. Основы метафизики нравственности // Кант И. Соч.: В 6 т. М.: Мысль, 1965. Т. 4. Ч. 1. С. 308.

[2] Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс // Ортега-и-Гассет Х. «дегуманизация искусства» и другие работы. Эссе о литературе и искусстве. Сборник. Пер. с исп.- М.: радуга, 1991. С. 103.

[3] Мацейна А. Тайна беззакония. – СПб.: АЛЕТЕЙЯ, 1999. С. 331.

[4] Habermas J. A Reply to My Critics // Habermas: Critical Debates / Ed. J.B. Thompson and D. Held. Cambridge (MA): The MIT press, 1982. P. 253.

[5] http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/declhr.shtml, http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/childcon.shtml

 

Комментариев пока нет