Идеологическая ситуация в современной России

29 октября 2016
Литягин Е.В., к.филос.н., доцент,
заведующий кафедрой социологии,
политологии и культурологии
Горно-Алтайского государственного университета.

 

Идеологическая ситуация в современной России

 

Одной из основных причин, сдерживающих развитие российского общества, способствующих распространению социальных эпидемий и провоцирующих рост социальной напряженности в межнациональных, социально-экономических, политических отношениях в современной России, является идейно-ценностный кризис.

Проект 90-х гг. XX в. идеологической экспансии по насаждению на постсоветском пространстве вульгарного неолиберализма, ставшего духовной основой современного однополярного глобалистического мира, блокирует возникновение и функционирование национально-государственной идейно-ценностной доктрины (идеологии). Население современной России все в большей степени теряет концептуальную основу общей идентификации в масштабе единого государства.

Данное обстоятельство усугубляется тем, что геометрический профиль вертикальной социальной стратификации в России носит ярко выраженный вид пирамиды, основанием которой выступает низший класс — малообеспеченный, по меркам Запада, и весьма многочисленный слой населения, а средний класс до сих пор находится в процессе формирования. Причинами этого являются масштабные изменения в социальной стратификации, связанные с развалом советского государства.

Геометрический профиль бывшего советского общества имел ромбообразный вид, где средний класс, к которому условно можно было отнести творческую и техническую интеллигенцию, учителей, врачей, квалифицированных рабочих, был самым многочисленным. Обозначенная условность объясняется тем, что хотя и финансовое содержание их было несравнимо низко по отношению к среднему классу развитых стран, но они были несравненно выше в социальном обеспечении со стороны государства: бесплатное обязательное образование, здравоохранение, жилищное обеспечение, низкая стоимость коммунальных услуг и т.д.

Радикальные рыночные реформы, направленные на слом советской социально-экономической системы, привели к массовому обнищанию. В результате нисходящей вертикальной групповой социальной мобильности практически все представители бывшего среднего класса переместились на социальное дно. Подобная диспропорция усиливается при горизонтальном рассмотрении социума по демографическим, религиозно-конфессиональным, политическим, национально-этническим и другим критериям. Как показывают социологические опросы, в Республике Алтай почти треть респондентов негативно относится к своей гражданской принадлежности.

Вместе с тем необходимость быть причастным к тем или иным социальным группам является неотъемлемым компонентом личности. Каждый человек, живущий в обществе, входит во множество групп и выделяет из них ингруппы (свои) и аутгруппы (чужие). Именно поэтому граждане вынуждены выбирать иную самоидентификацию (религиозную, политическую, этническую, экономическую, статусно-ролевую и другие).

Спрос на ценностные ориентиры и групповую принадлежность породил многочисленные «предложения» со стороны «ловцов душ», начиная от откровенных шарлатанов-экстрасенсов, прорицателей-учителей из разнообразных сект, представителей религиозных доктрин, лидеров молодежных субкультур и заканчивая националистическими движениями и политическими партиями.

В данной ситуации необходимо обратить серьезное внимание на изучение общественного сознания российского общества для оценки текущего его состояния и выявления концептуальной основы его интеграции.

В современной науке основное внимание уделяется таким составным компонентам общественного сознания, как научная, идеологическая, обыденно-повседневная, психологическая и другие. При этом в среде исследователей до сих пор отсутствует единство в понимании их взаимодействия. Нередко данные части либо противопоставляются друг другу, либо отождествляются между собой, либо поглощают друг друга.

Мы склонны рассматривать общественное сознание как совокупность уровней и форм, взаимно проникающих и обеспечивающих существование и функционирование друг друга.

Реальным носителем общественного сознания является отдельный человек — личность. Его сознание, а также и все общественное сознание  условно можно представить как два основных уровня: общественно-психологический, который в свое время описывали Плеханов, Чернышевский и идеологический, о котором высказывался еще Наполеон.

Оба уровня с различной степенью интенсивности пронизывают формы общественного  сознания: нравственное, эстетическое, религиозное, политическое и др.

Общественно-психологический уровень иногда еще обозначают как  обыденное сознание, а иногда и как образное: идеологический – как теоретическое мышление. Полного совпадения между ними нет, но для данного исследования это в определенной мере допустимо.

Дело в том, что обыденное сознание формируется как система ценностных ориентаций человека в результате воздействия на личность традиций, обрядов, норм, правил поведения, вкусов, стереотипов, характера труда, непрерывно функционирующих в социуме, начиная от семьи и  заканчивая государством, а в настоящее время и в целом населением земного шара. Данный уровень формируется в рамках значительных эмоциональных переживаний и потому духовные ценности, сформированные у людей на этом уровне, являются наиболее прочными, мало поддающимися изменениям в процессе воздействия. Эти духовные ценности воспринимаются человеком как глубоко личностные, не подвергающиеся сомнению.

Идеологический уровень формируется в рамках теоретических построений, как правило с использованием формально-логического аппарата. Принципиально это программа действий определенной социальной группы: коллектива, социального класса, государства, национально-этнического образования, конфессии и т.п. На уровне выработки идеологии в логической форме излагается место, роль, значение группы людей в обществе, отношение ее ко всем остальным группам; определяются цели и задачи, средства их достижения.

Идеология, по сравнению с обыденным сознанием, формируется для личности извне, в ней почти отсутствует эмоциональная сторона дела. Поэтому идеолог всегда озабочен тем, с помощью каких средств его идеологические построения сделать не только достоянием гласности, но и вывести на уровень ценностных ориентиров, сделать наполнение его теории духовными ценностями других людей. Без привлечения упомянутых в обыденном сознании методов это сделать невозможно.

Чтобы идеологические постулаты стали ценностными ориентирами личностей и социумов, они должны приобрести образно-эмоциональный облик, приобрести форму традиции, обычая, героику, образ кумира и т.п. Это хорошо усвоила американская пропагандистская машина, которая после Второй мировой войны привносила либерально-буржуазные ценности в сознание особенно жителей так называемого соцлагеря, используя всю мощь СМИ, всех видов искусства. Ставка была сделана на формирование в сознании людей ценностных ориентиров в рамках психологии потребления. Для выработки потребительских, а не созидательных потребностей работала вся индустрия Запада, создавая и предлагая обширнейший перечень товаров  и услуг на рынок. Уже в 70-е – 80-е годы пропагандистская система Западных стран добилась огромного успеха в формировании потребительских инстинктов у населения, но в первую очередь у управленческой элиты соцлагеря.

Распространение вульгарного либерального плюрализма уже привело некоторые страны Западной Европы к таким серьезным проблемам в отношении их политики мультикультурализма, как:

  • потеря культурной идентичности; активная исламизация; национально-этнические изменения в демографической структуре общества, связанные с тем, что эмигранты ориентированы на многодетные семьи, в то время как у коренного европейского населения эта ценность давно утрачена;
  • национально-экономический раскол общества и экстремистские выступления молодежи, что напрямую связано с миграционной ситуацией, так как родившиеся уже в той или иной стране Западной Европы дети бывших эмигрантов не желают довольствоваться теми скромными условиями жизни, которые были предоставлены их родителям, и другие проблемы.

В России опыт мультикультурализма достаточно богат и, в отличие от современной Западной Европы, в целом успешен. Российская империя, хотя и провозглашала известное ценностное триединство, во главе с православием, тем не менее, все этносы — «инородцы», живущие в стране, не подвергались ни физическому истреблению, ни культурной ассимиляции и сохраняли свои субкультурные особенности. СССР хотя и руководствовался советской идеологией построения коммунистического унифицированного, однородного общества, тем не менее, сохранял все национально-культурное разнообразие народов, входящих в его состав.

В приведенных примерах видно, что жизнеспособность системы обеспечивалась благодаря определенному балансу между общим — центростремительным (государственная идеология) и частным — центробежным (национально-этнические субкультуры). В современных условиях глобализации значимость государственной идеологии удваивается, поскольку на государство оказывается внешнее не только культурное, но и идеологическое давление.

В этом отношении понятие нация имеет важнейшее значение в современном мире. Осознание людьми себя как нации является культурным ядром государственно оформленного общества.

Однако здесь существует определенное противоречие  — современная Россия это, с одной стороны,  многонациональная страна, а с другой, у нее единая национальная политика, национальная оборона, национальная культура.

Традиция разделять два понятия: нация и национальность как совершенно разные, при этом под национальностью понимается, прежде всего, духовное своеобразие, а под нацией — государственно-политическое оформление. Другими словами нация может выступать своего рода союзом национальностей. Именно такое разделение на нацию (россиян) и национальности (русские, татары, чеченцы, алтайцы и др.) зачастую используется в современной России как в научной литературе, так и в СМИ.

 Недостатком подобного разделения является путаница в терминах и понятиях. Так, если у российского общества как нации есть национальная культура (российская), тогда, допустим, у русских как национальности есть националистическая культура? Подобная двусмысленность возникает при определении таких понятий, как национальная идея, интересы, политика, безопасность и др. Возникает вопрос: это касается россиян (нации) или русских (национальности)?

В настоящей работе понятие нация выступает как государственно-организованная духовная общность. Подобный подход не преследует цель упразднения значимости всех проживающих в России народов. Безусловно, необходимо сохранять все богатство национально-этнических субкультур, поскольку в разнообразии заложен огромный потенциал развития страны.

Тем не менее, излишнее подчеркивание инаковости, при отсутствии единого центростремительного духовно-ценностного фундамента, усиливает сепаратизм национально-этнических групп, подогревает экстремизм и желание обосновать избранность одних и неполноценность других. Отсутствие четкой и эффективной национальной политики способствует напряженности межнациональных отношений, что нередко приводит к различного рода конфликтам — от латентных противостояний до вооруженных столкновений.

Проводимые в 2012 г. сотрудниками кафедры социологии, политологии и культурологии ГАГУ социологические исследования в Республике Алтай демонстрируют неоднозначность современной идеологической ситуации. Сопоставляя полученные в ходе проведенного нами исследования результаты с выводами других российских научных центров, можно проследить принципиальное сходство между ними и, за исключением определенной региональной специфики, экстраполировать их на общую ситуацию в современной России.

 Так, анализ ответов на вопрос: «Принадлежность к какой социальной группе для Вас более важна?», выявил, что в общественном сознании приоритеты расставлены следующим образом: абсолютным лидером является семья — 72,7% поставили ее на 1 место, затем друзья (16,1%), этническая принадлежность (15,1%) и на четвертом месте — гражданская принадлежность (13,9%). На последнем месте, находится партийная принадлежность, всего 5,3% респондентов сочли данную принадлежность как наиболее приоритетную. Это является существенным показателем аполитичности данного социума. Достаточно слабо выражен и приоритет религиозной идентичности, всего для 8% опрошенных религиозная принадлежность выступает первичной.

Культурно-этническая идентификация населения обнаружилась в ответах на вопрос: «Придерживаетесь ли Вы культурных традиций своего этноса?». Лишь 12% всех опрошенных выразили безразличие к этническим традициям своего народа. 88% респондентов, так или иначе, выступают носителями этнической культуры.

Подавляющее большинство респондентов на вопрос: «Какая культура (ценности, мораль, устои, обычаи, традиции) Вам ближе?» выбрало евразийскую (российскую) — 70% и лишь 3,2% — западную (европейскую, американскую). Настораживает то, что почти четверть опрошенных, преимущественно представители казахской национальности (22,5%), ориентированы на восточно-азиатскую культуру. Данное обстоятельство может выступать как фактор риска при отсутствии единой культурной основы консолидации общества.

Тем не менее, основ для консолидации общества вполне достаточно. Так, на вопрос: «Сохраняя и развивая различные формы этнических культур русских, алтайцев, казахов нужно ли создавать что-то общее — российское?» 62,6% респондентов высказалось утвердительно.

Еще одним показателем степени социальной солидарности населения Республики Алтай является отношение респондентов к своей гражданской принадлежности, что может выступать индикатором степени самоидентификации опрошенных с российским народом. На вопрос: «Какие чувства Вы испытываете при упоминании, что Вы россиянин?» спектр ответов выглядит следующим образом: 66,5% всех респондентов выбрали вариант «гордость», 17,1% — «безразличие», 6,3% — «разочарование», 4,1% — «обида», 3,4% — «стыд».

Приведенные выше результаты также вызывают большое беспокойство. В целом из числа опрошенных безразличны и разочарованы 33,5%. Это цифра говорит о том, что значительная часть населения Республики Алтай готова покинуть страну в любой момент. Сейчас им мешают языковой барьер, имущественное состояние, семейное положение и множество других препятствий. Кроме того, их отношение несомненно будет передаваться и другим, особенно молодежи, максимализм которой в мышлении практически беззащитен и легко поддается воздействию критиканства. 

Массовое негативное отношение к своему гражданству обусловлено целым рядом объективных причин, основными из которых являются:

  1. Обман общества со стороны политической элиты в период правления М.С. Горбачева и Б.Н. Ельцина касательно цели, содержания и процесса реализации так называемой «перестройки». Массам в начале либеральных реформ был обещан быстрый и сравнительно безболезненный переход от пусть скромного, но гарантированного советским государством социального обеспечения к высокому уровню европейского благосостояния (Шведский социализм). Такие реформаторы, как И. Гайдар, А. Чубайс, Г. Явлинский уверяли, что страну можно «перевести» в ряд цивилизованных капиталистических государств за 500 дней или немногим больше. На самом деле страну погрузили в состояние «шоковой терапии», массового экономического обнищания с весьма туманными перспективами дальнейшего пути.
  2. Обогащение небольшой части населения за счет приватизации общественной советской собственности, создаваемой в результате многолетней трудовой деятельности всего общества. Да и сама элита признает, что возникновение крупного капитала в современной России имеет криминальную природу. Хотя Президент РФ В.В. Путин с приходом на свой пост выдал своего рода индульгенцию представителям крупного капитала, легализуя их деятельность и гарантируя статус-кво предыстории их обогащения, но до сих пор в массовом сознании образ предпринимателей, «новых русских», олигархов носит нелегитимный характер.
  3. Распространение западной неолиберальной идеологии с ориентацией на такие ценности, как гедонизм, потребительство, космополитизм и т.п. способствует распространению социальной атомизации и аномии в современном российском социуме. Кроме того, данное обстоятельство усугубляет такие социальные болезни, как наркомания, алкоголизм, проституция, криминализация и т.п., поскольку навязывание этих ценностей происходит при отсутствии легальной возможности у большинства российских граждан соответствовать европейским стандартам высокого уровня жизни.
  4. Отсутствие собственной российской идеологии, имеющей концептуальную основу общей идентичности в масштабе единого государства-нации.

Особое значение в ходе исследования имеет выявление идеологических пристрастий населения Республики Алтай. Полученные результаты позволяют констатировать господство в общественном сознании социал-демократических ценностей. Хотя большинство респондентов согласилась с тем, что демократическое устройство общества является наиболее приемлемой системой ценностей, анализ сущностного понимания этого понятия показал, что демократия воспринимается именно как социалистическая форма, а не либерально-рыночная, капиталистическая. Именно поэтому западный тип демократии не приемлем для большинства населения.

Проведенные исследования показали, что идеологический уровень общественного сознания современного социума Республики Алтай представляет собой весьма пеструю и противоречивую картину. В настоящее время граждане лишь формально идентифицируют себя с российским обществом. На вопрос «Является ли современная Российская Федерация страной с единым (российским) народом?» 58,5% опрошенных выбрали отрицательный ответ, лишь около 40% высказались положительно.

Поиск идейно-ценностной основы, способной стать ядром национально-государственной идеологии, привел к пониманию того, что религиозная консолидация маловероятна. Хотя религиозно-конфессиональная принадлежность населения Республики Алтай преимущественно православно-христианская, в то же время распространение других религиозных систем не оставляет возможности сделать ее идентичной абсолютно для всех. Так, 21,4% респондентов отметили, что основным фактором раскола являются религиозные различия. Подобная ситуация наблюдается и с попытками консолидации на уровне национальной идентичности. Существенные различия именно на этом уровне отметили 24% респондентов. Однако самым существенным фактором раскола общества, по мнению опрошенных, выступают социально-экономические различия (36,3%).

Для выявления факторов, способствующих общественной консолидации, респондентам был предложен вопрос: «Что, на Ваш взгляд, способно сплотить все российское общество?», в ходе ответов на который обозначились 5 оснований: система образования и воспитания подрастающего поколения (26,2%), сильное и развитое гражданское общество (24,6%), общая идеология (20,3%), сильное государство с жесткими силовыми структурами (15,9%) и демократические принципы (11,9%). Кроме этих вариантов респонденты предлагали следующие ответы: «Война», «Общая беда», «Прозрачность закона», «Равенство всех перед законом» и др.

В целом результаты исследования подтверждают необходимость выработки идеологической системы ценностей, отвечающей следующим требованиям: опора на национально-культурные архетипы народов, проживающих в России; универсальность, отсутствие противоречий между этносоциальными культурами; наличие надэтнического, надрелигиозного ценностно-смыслового ядра.  Отсутствие четкой, принципиальной, общенациональной, государственной стратегии развития обусловлено именно отсутствием единой, разделяемой абсолютным большинством граждан мировоззренческой доктрины, выраженной в идеологической форме. Именно это обстоятельство отметил президент РФ В.В. Путин на Валдайском форуме — движение вперед невозможно без духовного, культурного, национального самоопределения.

Таким образом, наиболее важной задачей, требующей своего скорей­шего решения, является теоретическая разработка и практическая реализация национально-государственной идеологии России. Для этого требуется создание идео­логической сис­темы, опирающейся на культурно-историческое наследие рос­сийского общества и отвечающей запросам как текущего момента, так и пер­спективного развития.

 

 

Комментариев пока нет