«Дело было велико и сеча великая»

Битва у села Молоди 1572 года - это событие, оставившее значительный след в истории государства Российского, это событие позволило Руси в очередной раз отстоять свою независимость от «Великой Степи». Продолжавшееся несколько дней Молодинское сражение закончилось круп­ной победой над численно превосходящими силами крымского хана Девлет-Гирея.

После разорительного нападения на Москву в 1571 г Девлет-Гирей предъявил Ивану Грозному но­вые, совершенно неприемлемые ультимативные  требования. Принятие их означало бы фактически превращение России в турецкого вассала.

Основным объектом нового удара вновь была Москва. Крымское ханство мобилизовало значительные силы, современникам казалось, что наступают страшные времена Батыя: «и прииде царь с великими похвалами и со многими силами на Русскую землю и росписав всю Русскую землю комуждо что дати, как при Батые».

Положение в России в этот момент было очень сложным и тяжелым. Последствия опустошительного вторжения 1571 г., а также эпидемии чумы по-прежнему сильно ощущались. Лето 1572 г. стояло сухое и знойное, отме­чался падеж лошадей и рогатого скота. Экономические за­труднения переплетались со сложными внутриполитическими событиями, сопровождавшимися, как и прежде, казнями и опалами. Во время пребывания в Новгороде в 1572 г. Иван Грозный «многых своих детей боярских метал в Волхову реку с камением, топил».

В такой сложной обстановке шла в Русском государстве подготовка к отражению нового вторжения Девлет-Гирея. Продолжалась разработка и осуществление, особенно под впечатле­нием майского татарского наступления 1571 г., системы оборонительных мероприятий. В октябре 1571 года князь Михаил Иванович Воротынский, стоявший во главе пограничной службы, «с товарищами» «приговорили», из каких украинных городов, когда, куда, какими силами «на поле ездити и поджечи». Поджог степи должен был охватить огромную территорию от верховьев реки Вороны до Днепра и Десны. С 1 апреля 1572 г. стала действовать новая система пограничной службы, с учетом опыта борьбы с прошлогодним нападением Девлет-Гирея. Быстро шло строительство и совершенствование военно-оборонитель­ных сооружений, в первую очередь расположенных вдоль Оки. Особое внимание уделялось и Москве. Она восстанавливалась, застраи­валась, готовилась к осаде. Начался ремонт укреплений по линии современного Бульварного кольца. Оборона столицы после отъезда из нее царя была поручена князьям Ю. Токмакову и Т. Долгорукову.

Сложным вопросом был выбор главнокомандующего, поскольку мало было людей, подходящих на эту ответственную должность. В конце концов, выбор пал на Михаила Ивановича Воротынского, «мужа крепкого и мужественного и в полкоустроениях зело искусного».

Собранные на юге войска были сведены в пять полков. Им предписывалось собраться в Коломне, затем сосредоточиться в районе между Коломной и Каширой, а после сбора расположиться следующим образом:

Большой полк (князья М. И. Воротынский и И.В. Шереметев) размещался в Серпухове. В нем служили дети боярские, дворяне «выборные», стрельцы, одна тысяча казаков с пищалями от Строгановых, «сборные люди» (ополченцы) разных городов Костромского и Вятского краев, казаки атамана Михаила Черкашенина. Кроме того в нем должны были действовать воеводы из украинных городов Дедилова и Донкова, 300 наемников-немцев. Всего в большом полку было 8255 человек, не считая М. Черкашенина.

Полк правой руки (князь Н.Р. Одоев­ский и воевода Ф.B. Шереметьев) находился в Тарусе. В нем было 3 590 человек - дети боярские, «выборные» дворяне, наемники-немцы, стрельцы, «казаки конные с пищалями», отряды из «украинных мест». (Орла, Чер­нигова, Стародуба и др.).

Передовой полк (воевода А.П. Хо­ванский, князь Д.И. Хворостинин) располагался в Калуге. Он насчитывал 4457 человек, среди них дети боярские, дворяне «выборные», казаки, отряды «из украинных мест» (Новосиля, Смоленска, Рязани, Епифани).

Сторожевой полк (князь И.П. Шуйский, окольничий В.П. Умный-Колычев) был размещен в Кашире. В нем было 2063 человека - дети боярские, дворяне «выборные», казаки,

Полк левой руки (князья А.В. Репнин и П.И. Хворостинин) располагался по селам на реке Лопасне. В нем - 1651 человек (дети боярские, дворяне «выборные», казаки).

Кроме того, был обра­зован при передовом полку особый (речной) отряд «в струзех» специального назначе­ния из Вятки. Общая численность всех полков достигала 20 034 человека.

Особое внимание уделял ось организации разведки. Для того, чтобы заранее было известно о походе хана, разведывательные отряды высылались на Оскол в «дальние проезды» и «в иные места... где при­гоже». Воеводам полков предписывалось проводить поочередно рекогно­сцировку, «ездить Окою» вниз до Рязани и вверх до Жиздры «до коих мест надобе». Они должны были одновременно организовать военно-оборонительные работы на Оке и на Угре в ме­стах, где «перелазы гладки и мелки» и, смотря по обстановке, «зделать крепости, заплести плетень и чеснок побитии». «Крепости для перелазов» следовало делать «тутошними людьми сохами, которые сохи с обе стороны реки пришли, а в иных местах и полковыми людми делать всеми».

Таким образом, в результате подготовки, проводившейся в сжатые сроки, позиции России накануне нового татарско-турецкого нападения серьезно усилились.

В июне 1572 года Девлет-Гирей вышел из Крыма с большим войском и вероломно вторгся в пределы Русского государства. 23 июля татары ворвались на русские Украины, обрушились на Тулу, сожгли ее посады и 26-27 июля вышли по крымскому тракту к Оке. Здесь крымцы встретили заранее подготовленные оборони­тельные сооружения.

Передовой двадцатитысячный отряд Девлет~Гирея во главе с воево­дой Теребердей-мурзой в результате своего числен­ного превосходства сумел потеснить русский отряд в 200 человек и пере­правиться через Сенькин брод в ночь под воскресенье 27 июля. На следующий день Теребердей-мурза двинулся к Москве и занял все дороги к ней.

Другой отряд под командованием мурзы Дивея форсировал Оку около села Дракино и направился в обход города, выйдя в тыл полков правой руки и передового.

В воскресенье 27 июля Девлет-Гирей приказал стрелять «из полково­го снаряду» по русским войскам, расположенным в трех верстах от Серпу­хова. После артиллерийского об­стрела Девлет-Гирей решился на переправу. Оставив двухтысяч­ный отряд «травитис» с русскими, он «со всем войском» ночью переправился через Сенькин брод и затем продолжил наступление. Начались многодневные бои на подступах к столице.

Когда рано утром в понедельник 28 июля воеводам стало известно о переправе основных татарских сил «на сю сторону на московскую», Михаил Воротынский «со всеми воеводами… пошел за царем». Встреча произошла у Молодей. Передовой полк нанес удар крымскому арьер­гарду и «мчал» его до «царева полка». Удар был настолько сильным, что возглавлявшие арьергард два царевича заявили хану о том, что необходимо прекратить наступление, поскольку они понесли потери, а Москва укреплена. Девлет-Гирей послал «на помоч» арьергарду двенадцать тысяч ногаев и крымцев. Получив подкрепление, царевичи потеснили («мчали») передо­вой полк. Однако отступая, воеводы передового полка Д. Хворостинин и А. Хованский заманивали против­ника вглубь русской обороны. В результате согласованных, смелых действий и умелого маневра передового полка и главных русских сил неприятельский отряд был наведен отступившими воеводами на тщательно замаскированные засады и артиллерию и понес большие потери от губительного огня пушек и пищалей стрельцов.

Царевичи снова заявили хану, что вот он идет к Москве, «а московские люди нас побили, ногайских и крымских людей, из снаряду». Девлет-Гирей, учитывая большие потери и опасаясь ударов русских войск в тыл, резко изменил свои планы, отказался от немедленного дальнейшего продвижения к Москве и перешел к обороне; татарское войско оста­новилось в семи верстах севернее реки Пахры.

Русские войска между тем продолжали преследование татар, 29 июля, во вторник, произошло столкновение передовых отрядов обеих сторон. Затем Девлет-Гирей «воротился из-за Пахры назад» и в среду 30 июля был у Молодей.

3десь между Молодями и Лопасней, на позициях, заранее выбранных, укрепленных и занятых русскими войсками, развернулись решающие бои. 30 июля «дело было велико, и сеча великая». Вначале произошла стычка авангардов («учали передовые люди травитися»). В это время воеводы поставили передвижную крепость Гуляй-город, под прикрытием которого стал большой полк. Другие полки расположились за Гуляй-городом, «не далече от города».

Вслед за этим началось сражение с участием основных сил. Русские войска, опираясь на Гуляй-город, сдержали натиск татар и перешли в контратаку, в результате которой крымцы и ногаи понесли большие потери. Среди убитых был «болшой воевода» Теребердей. Суздалец, сын боярский Темир Алалыков пленил Дивей-мурзу. Были захвачены многие мурзы. Русские потери составили около 70 человек.

31 июля (четверг) и 1 августа (пятница) воеводы с татарами «травилися, а съемново бою не было».

2 августа (суббота) сражение развернулось с наибольшей силой. Стрель­цы стойко отбивали натиск татар, которые уже «изымалися у города за стену руками», побили многих татар «и рук татарских безчисленно обсекли». А в то время, когда защитники Гуляй-города приковывали к себе все силы Девлет-Гирея и изматывали их, в тыл к неприятелю долиной вышел большой полк Михаила Воротынского. Наступил кульминационный мо­мент сражения. В определенный момент на противника обрушился огонь всех пушек Гуляй-города. Эта стрельба была условным сигналом, по которому на войско Девлет-Гирея одновременно обрушились защитники Гуляй-города и большой полк с тыла. Враг был разбит наголову, его потери убитыми и пленными были очень велики.

Девлет-Гирей обратился в паническое бегство. Он выделил к вечеру 2 августа трехтысячный арьергард, а сам «побежал» и в ночь на воскре­сенье 3 августа ушел за Оку.

Потери татар были велики. Было захвачено много пленных и большие трофеи, среди которых оказались шатры, знамена и личное оружие хана, обоз и артиллерия.

После разгрома вражеских полчищ русские войска возвратились на свои участки обороны: «И пошли опят по старым станом, на Коломну и в Серпухов, и по берегом и по перевозом». 9 августа в Новгород привезли Дивей-мурзу. Победа торжественно отмечалась в Новгороде.

Борьба с нашествием татар и турок в 1571 и 1572 гг. оказала серьезное влияние на внутриполитическую жизнь Русского государства. Моло­динская битва повысила престиж русской армии и еще более укрепила власть Ивана Грозного.

Молодинская битва завершила трехлетнюю напряженную борьбу России с турецко-крымским нашествием. Несмотря на тяжелое положе­ние, в котором находилось Русское государство, военная и дипломати­ческая экспансия Крымского ханства были отбиты. Девлет-Гирею было нанесено решительное поражение, его расчет на внезапность был сорван, грабительские орды разбиты. Враг не был допущен к Москве, его остановили и разгромили на подступах к ней. Внушительная победа русских войск спасла Москву, а также закрепила за Россией Поволжье. Долгое время после 1572 г. Русь не знала крупных нападений с юга, хотя об­становка оставалась тревожной.

О Молодинской битве стало известно далеко за пределами Русского государства, например в Папском Риме, в Священной Римской Империи, в Речи Посполитой.

по материалам книги А.А.Дудина "Сельское поселение Любучанское.Страницы истории".