Дальше жизнь под паранджой?

29 октября 2016

Четверг стал вторым днем президентских выборов в Египте. Но, скорее всего, не последним. По мнению большинства экспертов, впереди - следующий тур, в котором сойдутся два фаворита. А их имена должны быть оглашены 28 мая, когда центральная избирательная комиссия подведет итоги голосования.

Начало первого дня вроде бы подтверждало прогнозы скептиков, предрекавших выборам очень плохую явку. Действительно, в отличие от проходившего в ноябре отбора парламентариев, когда к участкам с раннего утра выстроились километровые очереди, сейчас ажиотажа не наблюдалось. После полудня я объехал несколько каирских школ и только в самых бедных районах заметил некое подобие народного энтузиазма. Но и там часам к трем явка составляла процентов 15, не больше.

- Возможно, сыграло свою роль то, что штраф за неявку без уважительных причин теперь снизили с 90 до 15 долларов, - сделал предположение мой переводчик Карим. - Да и эти деньги, как показала практика, никто не станет взимать с несознательных граждан.

Однако к вечеру, когда спала 40-градусная жара, ситуация изменилась. Жители столицы словно проснулись, и организаторы пошли даже на то, чтобы на час продлить работу избирательных участков: они закрылись в девять часов. И в четверг тоже египтяне проявили завидную сознательность, так что в итоге кворум, кажется, вполне состоялся. По оценкам местных СМИ, из 50 миллионов зарегистрированных избирателей свое волеизъявление продемонстрируют более половины. А чтобы еще более стимулировать политическую сознательность, четверг официально объявлен выходным днем для всех.

Однако и сейчас никто не может назвать фаворитов. Интрига не только сохраняется, но даже становится еще более запутанной.

Напомню, по прогнозам, самые большие шансы на успех были у двух представителей исламских сил (официальный выдвиженец "Братьев-мусульман" М. Мурси и один из их недавних лидеров А. Футух) и двух апологетов прежнего режима (бывший министр иностранных дел А. Муса и последний премьер в правительстве Мубарака А. Шафик). Именно их портреты смотрели на прохожих со стен домов, с многочисленных растяжек на улицах и площадях.

Получалось так, что итогом полутора лет демократической революции мог стать приход президента либо из лагеря крайне правых радикалов, либо из среды прежних бюрократов, против которых так яростно бунтовала площадь Тахрир. Не знаю, как египетскую провинцию, но столицу такой расклад, кажется, не устроил. Во всяком случае, мои опросы проголосовавших каирцев говорят о том, что вполне возможен и другой - прежде считавшийся маловероятным - вариант.

Вот участок, расположенный в районе Доки, где проживает в основном средний класс. Молодой продавец аптеки Ислам: "Я отдал свой голос за Хамдина Сабахи. Мои друзья и родственники - тоже. Мы ему верим. У него нет никаких изъянов в биографии". Еще несколько интервью: инженер, пенсионер, домохозяйки. Фамилия Сабахи звучит чаще всего.

Ладно, теперь еду на окраину - туда, где народ победнее. Ага, вот и радикалы - салафиты, "братья", все с бородами, настороженные. Прежде чем со мной говорить, придирчиво изучают удостоверение международной прессы (правда, держа его вниз головой), просят предъявить карточку аккредитации на выборах. Эти, понятное дело, голосовали за своих выдвиженцев. Но вот другие, с виду вполне рядовые граждане, обыватели - а у них предпочтения совсем иные: Амр Муса, Ахмед Шафик и опять - Хамдин Сабахи. Охотно объясняют, отчего он им так нравится: "Этот человек будет думать не о своих амбициях, а о том, чтобы сделать счастливой жизнь египтян".

Вполне благополучный квартал в центре столицы, рядом с площадью Тахрир. И снова чаще всего звучит фамилия Сабахи.

Кто же он, этот человек, который вполне может стать если не победителем, то одним из главных героев президентской гонки?

По специальности - журналист. По убеждениям - либерал левого толка. Большой поклонник бывшего президента Гамаля Абделя Насера. Основатель партии "Аль Карама" (Достоинство). Десять последних лет был депутатом парламента. Трижды оказывался за решеткой, причем последний раз был арестован, даже несмотря на депутатскую неприкосновенность. Поводом для преследования стали его угрозы вывести на чистую воду сыновей Мубарака, замешанных в темных коррупционных делах. Около года депутат провел в тюрьме, а затем снова, как ни в чем не бывало, занял свое кресло в парламенте.

Египтян привлекает его очевидная независимость, отсутствие порочащих связей. При этом никто не может сказать, что Сабахи не правоверный мусульманин. Кстати, он - единственный из кандидатов, кто предоставил исчерпывающую информацию о своем имущественном положении и о состоянии здоровья. Не скрыл даже такой факт, что недавно переболел гепатитом С.

Наблюдатели отмечают, что эти выборы могут стать самыми честными и демократичными во всей истории Египта, а она насчитывает более пяти тысяч лет. За каждой урной присматривает специально выделенный судья, их более 14 тысяч. Каждый избиратель выходит наружу с измазанным долго нестираемой мастикой пальцем - это делается для того, чтобы избежать повторного голосования. На каждом из 13 тысяч участков дежурят наблюдатели, в том числе представители иностранных НПО. Из Штатов с такой миссией прибыл бывший американский президент Джимми Картер.

Да и я обратил внимание на то, что порядка в школах, где происходит голосование, стало гораздо больше. Хотя нарушения, говорят, есть. "Братья-мусульмане", как и в ноябре, замечены в попытках банально скупить голоса. Они раздают бедным продуктовые наборы, стоят на дальних подступах к участкам и как бы между прочим напоминают гражданам, что "Аллах не простит неправильного голосования".

Зафиксированы и случаи прямого насилия: так, в среду при выходе из участка камнями и ботинками забросали бывшего премьера Ахмеда Шафика, имя которого здесь связывают с кровавым разгоном демонстрантов в начале прошлого года.

Но в целом ситуация в Египте спокойная. Пока спокойная... Посмотрим, что будет после объявления итогов. Ведь радикалы уже не раз заявляли, что в случае поражения их кандидатов, они посчитают выборы недействительными и опять выведут на улицы своих сторонников. А либеральная часть общества категорически не согласна жить под паранджой.

Иными словами, революция в Египте еще далеко не закончилась. Страна, скорее, стоит на перепутье. А вот каким путем она направится дальше, это мы скоро увидим.

Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N5791 от 25 мая 2012 г.

Источник

Комментариев пока нет