Как учиться прикладному политическому анализу

26 сентября 2016 года кафедра прикладного анализа международных проблем МГИМО МИД России и журнал «Международные процессы» провели очередное заседание методического семинара, который был посвящен теме «Стратегии и методики прикладного политического анализа».

Модератор мероприятия Шаклеина Татьяна Алексеевна – заведующая кафедрой прикладного анализа международных проблем.

Мероприятие открыл содержательным проблемно-постановочным сообщением Байков Андрей Анатольевич – проректор по магистерским и международным программам МГИМО.

С основными докладами выступили:

Кувшинников Алексей Борисович – независимый эксперт (г. Вена, Австрия), с 1990-х годов работавший в аналитических структурах ООН и Евросоюза.

Дегтерев Денис Андреевич – к.э.н., заведующий кафедрой теории и истории РУДН; доцент кафедры мировой экономики МГИМО.

В мероприятии кроме представителей различных подразделений МГИМО приняли участие представители МГУ им. М.В. Ломоносова, Московского государственного лингвистического университета, Института демократии и сотрудничества (Нью-Йорк), Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, ИМЭМО РАН, Королевского колледжа (г. Лондон, Великобритания). Всего присутствовало более 30 человек.

Важность мероприятия как в содержании выступлений, так и во вводимом в оборот перечне научной литературы, который дается в этом обзоре подстрочно.

В своем вступительном слове Т.А. Шаклеина отметила, что за последние несколько десятилетий прикладной внешнеполитический анализ оформился в самостоятельное направление профессиональной специализации и направление подготовки. За рубежом (прежде всего, в Соединенных Штатах) эта тенденция привела к появлению целого пласта литературы, освещающего концептуальные основания, методические рекомендации и лучшие практики такой деятельности. Это заложило основу быстро развивающейся дисциплины Intelligence Analysis. Причем, в программы подготовки и исследований в этой области вносят существенный вклад как специалисты-практики, с богатым опытом работы в государственных структурах, так и методисты, занимающиеся систематизацией существующих подходов и техник.

В отечественном исследовательском сообществе интерес к аналитике обусловлен изначально прикладной ориентацией изучения международных отношений, заложенной еще в советские годы. Вместе с тем аналитическая деятельность в России рассматривается, прежде всего, как разновидность практического искусства, опирающегося почти исключительно на опыт исполнителя. Показательно, что если по проблемам внутриполитического анализа за последние годы появилось значительное число новых пособий, то учебная литература по проблематике анализа международных ситуаций до недавнего времени была представлена почти исключительно книгами М.А. Хрусталева, а также сборниками ситуационных анализов.

В результате в отечественных подходах продолжает доминировать логико-интуитивный подход, который опирается исключительно на личные качества аналитика, его историческую и, в гораздо меньшей степени, теоретическую подготовку. Исключение составляют методики контент и ивент-анализа, которые получили широкое распространение еще в советские годы, а также техники организации коллективной экспертизы – прежде всего, в формате ситуационного анализа. Они широко распространены и активно применяются в различных типах организаций. Большую популярность также приобрело сценарное прогнозирование, хотя степень его методической обеспеченности продолжает вызывать вопросы.

На фоне доминирования логико-интуитивного подхода наблюдаются отдельные попытки внедрения средств количественного анализа и математизации на основе методик построения иерархий Саати, современных инструментов обработки больших данных (Big Data), семантического и кластерного анализа, конструирования искусственного интеллекта. Разрабатываемые на основе этих методик модели способны обогатить инструментарий профессионального сообщества, обеспечив дополнительные возможности для структурирования информации и ситуационного прогнозирования.

Вместе с тем в большинстве случаев они предлагаются исследовательскими группами, состоящими из специалистов-технарей, не обладающих специализированными компетенциями в сфере изучения международной политики. В результате использование инструментов математического анализа не всегда приводит к получению продуктивных содержательных результатов.

В ряде случаев в их разработке принимают участие эксперты в сфере национальной безопасности, чей вклад способствует повышению практической полезности разрабатываемых моделей. Вместе с тем для них характерен уклон в сторону подготовки оценок в терминах угроз, определяемых на основе соотношения потенциалов. Между тем специалисты в области международно-политического анализа большее внимание уделяют категории рисков и нахождению баланса интересов между игроками. Здесь накладывает свой отпечаток разница профессиональных культур.

Еще более серьезной проблемой остается крайняя закрытость любых сведений относительно используемых в различных государственных ведомствах информационно-аналитических продуктов. Она порой распространяется даже на отношения между их отдельными подразделениями. В конечном счете подобная замкнутость препятствует развитию профессиональной дискуссии (которая способствовала бы распространению лучших практик и программных решений), а также коллективным усилиям по повышению релевантности внедряемых инструментов для нужд прикладного внешнеполитического анализа.

Важнейшей проблемой также становится фактическое отсутствие методик, обеспечивающих повышение продуктивности работы на уровне отдельного специалиста, которые без привлечения информационно-компьютерных средств, помогли бы компенсировать недостатки интуитивного анализа. Этот результат может быть достигнут за счет развития навыков графического отображения релевантной информации, априорного и эксплицитного фиксирования допущений, фальсификации гипотез вместо привычной их верификации, внедрения коллективных форм работы. Показательно, что относительно редким явлением остается использование методик SWOT-анализа, анализа конкурирующих гипотез, майндмэппинга, сетевого анализа и подобных инструментов.

Исследования и преподавание в этой области осуществляются отдельными специалистами, зачастую не обладающими достаточной информацией о работе друг друга. Их усилия также не получают серьезной отдачи в условиях, когда в государственных органах не всегда присутствует запрос на компетенции в сфере структурированного анализа и сценарного прогнозирования.

В этой связи в ходе семинара обсуждались следующие вопросы:

1.             Каковы основные сложности в осуществлении внешнеполитического анализа, с которыми сталкиваются современные специалисты?

2.             Какие методики и инструменты могут быть наиболее полезными для повышения продуктивности прикладного анализа и прогнозирования международной обстановки?

3.             Какую роль могут играть во внешнеполитической экспертизе методики количественного анализа и какие из них представляются наиболее полезными?

4.             Как и в каких формах должно осуществляется обучение аналитиков соответствующим компетенциям?

А.Б. Кувшинников в своем докладе, вызвавшем огромный интерес аудитории и множество вопросов участников семинара, он комплексно осветил систему построения аналитической работы в Европе. Во многом это было откровение даже для специалистов.

Основные тезисы доклада:

1. В Европе существует общее пространство аналитической деятельности, единый инструментарий, гармонизация программ обучения, предполагающая единство в основаниях и возможности понимаемых вариаций, в том числе открытого и закрытого типа. Это обеспечивает взаимное понимание как в среде аналитиков, так и в общении аналитиков и заказчиков. Поэтому в евроатлантическом аналитическом пространстве, на взгляд докладчика, достаточно  комфортно. Существует общее понимание аналитической методологии, в открытом доступе есть единый инструментарий. Он совсем неплох, и само его существование представляется важным достижением. Пусть он по оценкам некоторых критиков еще далек от совершенства, но вполне достаточен для решения может быть 70-80% аналитических задач. Методики есть, ничего изобретать не требуется. В частности, из последних работ автор привел пример участия в разработках, связанных с установлением перспектив развития событий в Боливии, Венесуэле.

2. Процесс создания такого единого поля включает преподавание аналитических дисциплин и в университетах, и в структурах со специальной аналитической функцией по примерно одинаковым программам. Для подготовки аналитиков обычно достаточно семестрового (первичное академическое обучение) или недельного (курсы повышения квалификации) курса. Для заказчиков достаточно однодневного брифинга. В процессе обучения усваиваются основные методики, навыки владения ими (для аналитиков) либо  разъясняются их смысл, возможности и т.д. (для заказчиков). Конечно, это вовсе не исключает использования чисто национальных наработок, и, разумеется, на это нет никаких ограничений, но само наличие общего пространства, поля покрытия, очень облегчает сотрудничество, стыковку различных проектов, совместимость и сопоставимость результатов. Причем, есть заказчики, которые приветствуют применение уникальных и более продвинутых инструментов, чем стандартные общедоступные, а есть заказчики, отвергающие сложные методы ввиду неочевидности процедуры получения результата. Из опыта выступающего следует, что понимание процедуры выработки решения, прогноза или рекомендации – важный компонент сдачи работы заказчику, что предполагает как определенный уровень компетенции заказчика (который может быть поднят в ходе установочных семинаров), так и определенный (средне-стандартный) уровень используемых методик. Поэтому, в частности, в своей работе автор и его коллеги не применяли методики, используемые в академических кругах, в том числе, с математическими моделями. Естественно, это определяется кругом задач, в решении которых принимал участие автор – задачи среднесрочного прогнозирования развития ситуации.

3. Основные требования к аналитическому процессу:

- обязательная коллективная работа, которая позволяет (в том числе) снять когнитивные заблуждения каждого члена коллектива как неизбежной вследствие природы человеческого сознания. Индивидуальная работа выдающихся аналитиков-интуиционистов – давно и безвозвратно ушла в прошлое, не встречается в европейской практике. Выдающиеся исследователи остались, но они всегда работают в составе команды. Поэтому представляется большой ошибкой основывать аналитический процесс только или преимущественно на интуиции или личностных качествах аналитиков. Важный элемент евроатлантических программ обучения аналитиков состоит в сознательном акценте на освоении ими методов и приемов коллективной работы. Это позволяет скомпенсировать индивидуальные когнитивные искажения и предубеждения и тем самым повысить вероятность истинности выработанных группой суждений. Аналитика – строгая методически выверенная процедура. В соответствии с опытом докладчика, аналитические проекты наиболее эффективны и дают близкие к истине результаты тогда, когда они жестко структурированы и следуют четко определенным правилам;

- огромное значение в практике анализа заключается в том, чтобы каждое аналитическое суждение было подкреплено пошаговым объяснением продвижения к нему. В европейской аналитической культуре закрепляется процедура тщательного  «журналирования» (документирования) хода (процедуры) анализа, то есть регистрации всех промежуточных этапов получения итогового результата. Журналирование позволяет также в процессе осуществления аналитического проекта обеспечивать синхронизацию понимания темы при подключении согласно необходимости дополнительных аналитических мощностей (то есть, при введении в коллектив новых людей они могут ознакомиться с прошедшим до них процессом по журналу);

-  важной новацией аналитики является аудит ошибок, выявление причин ошибочных суждений и выявления когнитивных искажений. Именно журналирование позволяет осуществлять процедуру независимого аудита вне зависимости от того, выявится ли ошибка через месяц или годы, когда вспомнить человек уже ничего не в состоянии;

- важно, что отчет о работе (доклад заказчику) обычно составляет 8-9 страниц, реже – 15-20 страниц и единичные случаи – 50-60 страниц. И никогда – более;

- как правило, заказчики предпочитают именно текст, отказываются от графиков и иллюстраций, то есть ищут и ждут понимания проблемы.

4. Следующий вопрос: BIASED MINDSETS – искаженный образ мышления.

Эта проблема в профессиональной подготовке аналитиков присутствует, и на евроатлантическом и на российском аналитическом пространстве.  Основной рабочий инструмент аналитика – его мышление. Если он неправильно «настроен» и «фальшивит», от него нереально ожидать истинных результатов. Эта «настройка» не может проходить в режиме самообучения, интуитивно или путем накопления опыта. В евроатлантическом поле программы подготовки аналитиков, прежде всего на уровне преподавания основ дисциплины (Foundations) или внутриструктурных курсов повышения квалификации обязательно включают разъяснение механизма когнитивных искажений и предубеждений, неизбежно присутствующих в мозгах каждого аналитика, способов их преодоления и соответствующую тренировку мышления.

Аналитическая дисциплина, включая процесс обучения, к сожалению, нередко становится заложницей политической доктрины. Но идеологизирование общественной науки является рационализированным групповым предубеждением. Формы его проявления – пропаганда, advocacy, и, как крайность, – апология основаны на прогрессирующем самообмане, исключающем рациональный анализ.

5. Полезные инструменты анализа.

У каждого, безусловно, они свои. По мнению докладчика, чем они проще, тем меньшее сопротивление встречают полученные путем их применения результаты у заказчика. В большинстве случаев он вполне обходился небольшим и всем хорошо известным инструментарием, включающим weighted ranking, multi-perspective weighted utility matrix, futures wheel, force field analysis и т.п.

Докладчик часто пользуется Long Matrix for Threat Analysis and Risk Assessment –  очень универсальный метод, позволяющий осуществить квантификацию индекса угрозы, и, следовательно, ранжирование альтернативных сценариев. Кроме того, он стал практически стандартным среди европейских и североамериканских структур занятых внутренними угрозами, что делает результаты сравнимыми. Он уважает инструментарий предлагаемый Стивом Боргатти в теме анализа социальных сетей. Его заинтересовало, в частности, применение свойства Degree of Actor Reach в целях повышения эффективности мер, направленных на нарушение функциональности сети.  С концептуальной точки зрения докладчику по душе Тaxonomy of structured analytic techniques by Richards J. Heuer Jr., которая содержит немало простых и достаточно эффективных инструментов. Докладчику также нравится его Taxonomy of cognitive biases, ставшая уже почти хрестоматийной.

В докладе Д.А. Дегтерева «Основные методики количественного анализа во внешнеполитической экспертизе», который также вызвал большой интерес, затронут широкий пласт проблем:

- объективный анализ социальной реальности VS формирование общественного мнения?

- количественный контент- и ивент-анализ;

- дедуктивный VS индуктивный подход к моделированию международных отношений;

- имитационное моделирование в прогнозировании МО: системная динамика и агентное моделирование;

- практические сложности применения количественных методов в образовательной и научной деятельности;

- методология в ведущих журналах по международным отношениям.

Различные подходы к объективному анализу используются в разных организациях:

1. Объективный анализ, носящий, как правило, закрытый характер:

RAND Corporation, Santa Fe Institute, научно-исследовательские центры, институты РАН;

2. Объективный анализ + управление общественным мнением: Brookings Institution, Global Trends (NIC), НИУ ВШЭ, РСМД, негативные эффекты – Stratfor, РИСИ;

3. Формирование общественного мнения (GR+PR) – экспертно-аналитические центры, «политологи», «мозговые центры», Валдайский клуб.

Важное значение для развития аналитики – агентства США IARPA, осуществляющего передовые интеллектуальные социально-гуманитарные разработки в интересах разведывательного сообщества США.

В докладе приводятся интересные данные по различным аспектам анализа международной обстановки и собственно аналитической деятельности. В частности, некоторые методики:

- количественный анализ во внешнеполитической экспертизе;

- дедуктивное моделирование: теоретико-игровой подход (Formal Models);

- индуктивный подход: эконометрика (математическая статистика) (Quantitative Analysis);

- имитационное моделирование, системная динамика;

- имитационное моделирование: агентное моделирование;

- методы визуализации результатов анализа с использованием современных СОФТ.

В завершение нельзя не высказаться о безусловной пользе и продуктивности прошедшего семинара. Что особенно ценно на фоне расплодившихся псевдоаналитических тусовок.

Селиванов А.И., Белозёров В.К.

Комментарии

Аватар пользователя Сергей Мельков

Любпытный материал, спасибо. Посильные очень краткие суждения:

1. Часто не ясны методы и методики, применяемые во внешнеполитическом первичном анализе. А все прикалдные методы и методики давно известны. То есть, некий результат есть, а как он получен - чуть ли не сакральная инфо.

2. А вот мне лично интересно, например, диаграмма Исахавы применяется в прикладном внешнеполитическом анализе? Или на семинаре речь шла в абстрактно-философском ключе?

Аватар пользователя Сергей Мельков

Можно ли во внешнеполитическом анализе применять "метод 6-3-5"?

Аватар пользователя Василий Белозеров

Сергей Анатольевич, кому эти вопросы адресованы?

Аватар пользователя Сергей Мельков

Сам не знаю. Может быть, организаторам этого семинара. Может тем, кто слушал выступающих на семинаре. Может быть тем, кто написал первичный материал о семинаре. Может быть, ко всем сразу.

А вот интересно, метод ПЕСТ-анализа применим во внешнеполитическом анализе?

Аватар пользователя Василий Белозеров

Мне тоже это интересно.

Аватар пользователя Сергей Мельков

Вот и ладненько.

Аватар пользователя Гость

Уважаемый Сергей Анатольевич!

До сих пор пока не видел материала в журнале и Ваших вопросов, теперь увидел и могу кратко ответить - никакие конкретные методы, в том числе ни PESTEL, ни диаграммы Исикавы, не обсуждались, даже не возникали как иллюстрации. Хотя думается, что выступавшие - один аналитики-международник, а другой - математик фактически - могут такими методами и не пользоваться, если речь не идет о комплексной стратегии. Хотя - это уже лишь мои домыслы. Ответ на Ваш вопрос конкретно - здесь выше.

Селиванов А.И.

Аватар пользователя Сергей Мельков

Понял. Спасибо.

Аватар пользователя Сергей Мельков

Любпытный материал, спасибо. Посильные очень краткие суждения:

1. Часто не ясны методы и методики, применяемые во внешнеполитическом первичном анализе. А все прикалдные методы и методики давно известны. То есть, некий результат есть, а как он получен - чуть ли не сакральная инфо.

2. А вот мне лично интересно, например, диаграмма Исахавы применяется в прикладном внешнеполитическом анализе? Или на семинаре речь шла в абстрактно-философском ключе?

Аватар пользователя Сергей Мельков

Можно ли во внешнеполитическом анализе применять "метод 6-3-5"?

Аватар пользователя Василий Белозеров

Сергей Анатольевич, кому эти вопросы адресованы?

Аватар пользователя Сергей Мельков

Сам не знаю. Может быть, организаторам этого семинара. Может тем, кто слушал выступающих на семинаре. Может быть тем, кто написал первичный материал о семинаре. Может быть, ко всем сразу.

А вот интересно, метод ПЕСТ-анализа применим во внешнеполитическом анализе?

Аватар пользователя Василий Белозеров

Мне тоже это интересно.

Аватар пользователя Сергей Мельков

Вот и ладненько.

Аватар пользователя Гость

Уважаемый Сергей Анатольевич!

До сих пор пока не видел материала в журнале и Ваших вопросов, теперь увидел и могу кратко ответить - никакие конкретные методы, в том числе ни PESTEL, ни диаграммы Исикавы, не обсуждались, даже не возникали как иллюстрации. Хотя думается, что выступавшие - один аналитики-международник, а другой - математик фактически - могут такими методами и не пользоваться, если речь не идет о комплексной стратегии. Хотя - это уже лишь мои домыслы. Ответ на Ваш вопрос конкретно - здесь выше.

Селиванов А.И.

Аватар пользователя Сергей Мельков

Понял. Спасибо.